Понедельник, 14 Октября, 2019
Железногорск, Красноярский край

Живем с огоньком

Маркович Михаил

Маркович
Михаил
31 июля 2019
В свое время главным анекдотом про пожарных была шутка о вступительных экзаменах: «Какой самый сложный тест при приеме в пожарку? - Проспать 25 часов на одном боку!» Не знаю, как сейчас с экзаменами в пожарной академии, но то, что в последнее время им крепко не спится, это точно.

Товарищ мой, которому выпало на роду служить пожарным, рассказывал мне как-то, что самая страшная штука, с которой ему пришлось сталкиваться, - это лесной пожар. Я ему верю. Человек он бывалый, много чего повидал. Когда 25 лет назад в Иркутске Ил с пассажирами вспыхнул на взлетной полосе, он был среди тех, кто лопатами собирал материал для опознания.

Говорит, трое тогда с глузду сдвинулись. Но остальные выдержали. И вот уже со взводом испытанных товарищей его на следующее лето привлекли к тушению лесных пожаров. Там же, в Иркутской области. Вообще-то воспоминания его без стакана слушать трудно, да и пересказывать непросто. Так я лучше от первого лица. Короче, выбросили из вертолета в тайгу. 30 человек, столько же лопат, за спиной у каждого ранец с насосом. Гасите! Единственное, что пилот доброго на прощание сделал - указал направление, куда двигаться, если придется от огня уходить. Надолго хватит 20 литров за спиной? Правильно. Скоро ранцы опустели. «Вокруг дымина, ни черта не видно. Только слышно, - говорит, - как огонь нас обходит. Мы ж мало-мальски перед собой его прибили, а он, как хороший полководец, с двух сторон нас взялся обходить. И вот тогда-то мы и услышали такой гул огня, что, не сговариваясь, двинулись по азимуту, что пилот показал. Да только никуда не вышли, потому что вокруг пламя уже стеной было. На наше счастье наткнулись на бочажок, залезли в него всем взводом и сидели 4 часа, пока пожар не ушел. Вертолетчики нас вообще приняли за привидения, говорили, что на нас крест давно поставили после того, как мы через 2 часа из леса не вышли. Друг на друга глянули - батюшки, все седые! Но головы ополоснули, оказалось, пепел. Вот тогда первый раз многие задумались - не пора ли работу менять»…

Сейчас на севере полыхает аж миллион квадратных километров. Нормальному человеку такую площадь и представить трудно, масштаба не хватает. Но мы хоть просто под серой дымкой живем. Люди с памятью должны помнить торфяные пожары 2000-х годов. Тогда из европейской России многие повезли детей куда угодно, лишь бы из смога выбраться. Так что у нас еще ситуация терпимая. Крикунов бы только поубавить, а головы, напротив того, подключить. Миллион - это квадрат земли со стороной 10 тысяч метров. И находится этот квадрат не возле трассы асфальтированной, а черт знает где. Значит, тушить только с воздуха. Загрузка пожарного Ил-76 - 50 тонн. Что такое 50 тонн миллион километров? Пшик! И даже если летчики из кабины вылезать не будут, картину им не изменить. А теперь спросим - сколько стоит одна заправка Ила? А умножить на сто? Никакой экономики не хватит посчитать. Оттого и разбит лес на зоны, где есть смысл тушить, а где нет. И потому лучше топливо-то приберечь - на тот случай, если огонь к населенным пунктам двинется. А если уж совсем честно говорить, то лесные пожары - они как землетрясения и цунами. Природой специально для человека придуманы, что шибко себя всесильным хомо сапиенс на этой планете не чувствовал.
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения