Четверг, 21 Марта, 2019
Железногорск, Красноярский край

Куда улетела птичка

15 января 2019 / История города / 0
совместный проект «ГиГ» и Муниципального архива
В современном мире каждый сам себе фотограф, и, покупая новый телефон, мы обязательно интересуемся у продавца, насколько в нем мощная камера. Потому как будем не только звонить, но и делать селфи, снимать милые гримасы своих близких, а также причуды котиков и собачек. И фотоархивы мы давно храним не в традиционных альбомах, а на электронных носителях или жестких дисках. Это мобильно, удобно, технически оправданно. А снимки, сделанные когда-то в советских фотоателье, периодически рассматривают разве что наши родители.

В ожидании чуда

Одна моя знакомая в начале 70-х прошлого века работала в фотоателье художником-портретистом. Женщина пожелала остаться инкогнито, говорит, что у многих горожан ее имя до сих пор на слуху. Хотя про свою деятельность она вспоминает охотно и с удовольствием. Назовем нашу героиню Лолитой Михайловной.

- С клиентами мы возились, словно со звездами экрана, - рассказывает художница. - У каждого имелись свои пожелания, поэтому угодить старались всем без исключения. Бюстовой снимок? Пожалуйста! Поясной или ростовой? Не вопрос! Фотограф в те годы - царь и бог. А его студия - словно операционная. Многие люди, приходившие к нам, дрожали, как перед приемом врача.

Оно и понятно, процесс был действительно волнительный, в чем-то даже ритуальный. Пока человек замирал в ожидании того, когда вылетит птичка, мастер выставлял нужное освещение, менял или поправлял фон, а затем и вовсе исчезал под черной накидкой.

В начале XX века процесс фотосъемки был достаточно долгим и утомительным. Клиент, часами сидящий в неподвижной позе, нередко засыпал от усталости или даже падал в обморок. Со временем процедуру удалось сократить, однако, несмотря на это, вплоть до 20-х годов прошлого века в каждом салоне имелся так называемый держатель головы, позволяющий максимально комфортно и легко переживать процесс позирования. Разумеется, детей в подобных условиях не снимали, ведь заставить малыша неподвижно просидеть на одном месте невозможно. Поэтому первые детские фотографии появились значительно позже.
С развитием технологий процесс упрощался, но снимать малышей было по-прежнему трудно, и фотографам приходилось прибегать к всевозможным уловкам. Так, однажды в руках одного мастера появилась она - птичка из латуни. Для того чтобы заставить детей хотя бы на несколько минут замереть перед объективом, ассистент фотографа держал над ним фигурку птички, нижняя часть которой была заполнена водой. Через небольшое отверстие к ней подходил резиновый шлаг с грушей, и при надавливании птичка издавала своеобразный свист, напоминающий пение. И поэтому, услышав фразу «сейчас вылетит птичка», ребенок с особым интересом ждал появления чуда - не отрываясь, смотрел в камеру.


- Самое трудное было снимать детей, - утверждает Лолита Михайловна. - И в прошлом веке, и в нынешнем. А в 1970-е техники, позволяющей запечатлеть стрекозу в полете, еще не существовало. Поэтому выкручивались как могли. Взрослых, которые могли сидеть неподвижно, мы снимали документальной камерой «ФКД». Детей - «Зенитом». Его выдержка и вспышка позволяли уловить ребенка.

Когда малыша заводили в полутемную комнату, то в девяноста случаев из ста он начинал плакать. К нему тотчас подключались другие дети, ожидающие своей очереди в коридоре. Родители шипели на своих чад, пытаясь добиться тишины. Для любого мастера такая обстановка - стресс. Но только не для нашей героини. Женщина любила не только свою профессию, но и детей. И они ее не боялись. Фотограф шутила, разыгрывала забавные сценки с игрушками, малыши быстро успокаивались и с удовольствием позировали.

Из негатива в позитив

- У нас в ателье было две студии: общая, где снимали взрослых и детей, и главная - для фотографирования на партбилеты, - вспоминает Лолита Михайловна. - Основная жизнь кипела в общей. Там имелся подиум, накрытый ковром, и кресло, обитое плотной тканью, на них ставили или усаживали ребенка (в зависимости от задумки художника), сзади - фон, созданный при помощи тяжелой портьеры, а на тумбочке реквизит - телефон и различные игрушки. Конкретно в нашем заведении были плюшевый медведь, пластиковый Петрушка и кукла Аленка.

А в фойе над большим зеркалом висели несколько портретов-образцов. Со снимков смотрели благообразные малыши, с ровно подстриженными челками, а также приятные советские барышни, кокетливо поддерживающие подбородки тонкими пальчиками. И каждой клиентке хотелось быть такой же красивой и правильной!

Фотографы в ателье были многостаночниками: то есть не только снимали, но и проявляли пленки. Проявленная пленка попадала на стол негативного ретушера, тот карандашом убирал мелкие дефекты, пятнышки и морщины. Потом пленки отдавали лаборанту с пометками, какие именно снимки необходимо напечатать. Фотографии проверял позитивный ретушер. Иногда случалось, что при печати попадали соринки и портили кадр, исправлял производственный брак позитивщик. Конверты с готовыми снимками получала учетчица, и уже она выдавала их клиентам. На творческий процесс уходило несколько дней.

Когда я училась в школе, мы с одноклассницами регулярно посещали салон на Ленина. Сперва, конечно, наряжались, наносили дикий макияж или, как говорил мой папа, боевой раскрас, лаком для волос заливали до стука свои челки а-ля Карлсон и толпой отправлялись фотографироваться. А когда спустя несколько дней получали готовые снимки, вклеивали их в альбомы, девичьи дневники, именуемые анкетами, или просто дарили друг другу, подписывая от руки: «Дорогой подружке на долгую память!»

Блага по максимуму

В прошлом веке в Красноярске-26 существовало несколько фотоателье: салон художественной съемки на Ленина, 7, документальной - в Доме быта и салон детской фотографии «Сказка» на Курчатова, 48.

Был еще небольшой филиал в Первомайском, где фотограф дежурил два дня в неделю.

В Муниципальном архиве мы нашли интервью с заведующей фотографиями города Екатериной Журавковой и технологом Людмилой Григорьевой. В 1985 году корреспондент городского радио Лилия Свидерская пообщалась с ними на тему жития-бытия в условиях экономического эксперимента 80-х.

8 октября 1984 года вышло Постановление Совета министров СССР о распространении и дальнейшем развитии экономического эксперимента по расширению хозяйственной самостоятельности и усилению заинтересованности производственных объединений (предприятий) министерств бытового обслуживания населения союзных республик в более полном удовлетворении потребностей населения в услугах.
Для предприятий, принимающих участие в эксперименте, имелись различные бонусы. К примеру, разрешение производить дополнительные затраты на техническое перевооружение основных фондов, повышенные доплаты рабочим всех категорий за профмастерство, надбавки к должностным окладам и много чего еще приятного.


Корр: - В предыдущих передачах мы уже рассказывали, что предприятия бытового обслуживания нашего города начинают работать в условиях экономического эксперимента. Что это означает для коллективов фотоателье?
Журавкова: - Прежде всего, эксперимент предлагает блага для клиентов. Как говорил министр бытового обслуживания Иван Дуденков, если клиент не почувствует блага от эксперимента, значит, мы трудимся зря!
Корр: - А что конкретно предполагает эксперимент?
Журавкова: - Это увеличение объема услуг, внедрение прогрессивных форм обслуживание населения, детских учреждений, фотографирование на дому, в местах отдыха, школах - то есть по-максимуму. Обслуживание сельской местности - тоже один из важнейших показателей. А также исполнение заказов в срок и отсутствие жалоб от клиентов.
Корр: - Какие вопросы, проблемы встали перед коллективом?
Журавкова: - Конечно, у нас свои проблемы в связи с экспериментом, сейчас важно наши салоны довести до хорошего уровня. Есть проблемы с оборудованием, с мебелью, даже с обычным ремонтом. Потому что сейчас обращается внимание на то, чтобы клиенту было приятно находиться там, где он получает услугу от службы быта: чистота и комфортабельность, внешний вид приемщика, его приветливость, профессиональная пригодность. Здесь проблем у нас много, и решаются они не всегда сразу. Одним словом, задачи перед нами стоят большие.
Корр: - Вы сказали, многое зависит от профессиональной пригодности мастера, от его квалификации и отношения к делу. Каков этот уровень сегодня?
Журавкова: - Контроль за качеством, конечно, осуществляется. Работают в этом направлении и технологи, и контролеры, и комиссия. Мы понимаем, что у нас, может, не совсем на высоком уровне квалификация всех фотографов, а от квалификации многое зависит. В Доме быта до сих пор работает выставка работ наших мастеров. Она посвящена 40-летию Победы. По итогам конкурса были распределены места среди фотографов. Первые заняли Владимир Москадынов и Людмила Григорьева. Работы этих мастеров были представлены также на краевом конкурсе-выставке, где они тоже заняли передовые места. Были отмечены призами Анатолий Шеденко, Светлана Рассихина и Владимир Казанцев.
Корр: - Это ваши лучше мастера. А если говорить вообще о квалификации работников?
Журавкова: - Сейчас в коллектив вливается много молодежи, что приносит с собой особенный творческий заряд. В салоне по Ленина, 7 фотограф Александр Гайдук начал работать с цветной фотопленкой. Популярна среди горожан и съемка в местах отдыха. Мы фотографируем желающих в парке, на пляже. На пляже - тоже ведь работа, требующая энтузиазма. Здесь у нас опять задействованы молодые фотографы - Гайдук и Нохрин. В парке - Никитенко.
И такая форма обслуживания по душе многим: на природе, на фоне фонтана, с игрушками дети охотно фотографируются, поза менее напряженная в естественных условиях.
Корр: - Вы уже начали говорить о новых формах обслуживания, что еще внедрено, а что только будет в ближайшее время?
Журавкова: - Мы принимаем заявки на фотографирование на дому. Есть специальный пункт при молочной кухне, где получает заявку наш фотограф, обслуживающий ритуал в роддоме. В настоящее время, в связи с переходом нашего комбината на работу в условиях экономического эксперимента, мы задействуем салон по Ленина для работы в праздничные дни, чтобы желающие смогли сфотографироваться всей семьей, собравшейся на праздник.

Оказалось, на всю жизнь

Корр: - Вы давно трудитесь в фотографии?
Григорьева: - Я работаю с 1975 года. Заниматься этим делом начала сразу после школы, закончила учебно-производственный комбинат бытового обслуживания, позже омский технологический техникум. Думала, что это будет временное занятие, но оказалось, на всю жизнь. Очень люблю свою работу! Считаю, что любой профессионал должен находиться в творческом поиске, и постоянно чему-то учиться. И это я стараюсь привить нашим мастерам. Молодые с охотой принимают то, что я им передаю. Первое и основное в нашей работе - это подход к людям. Доброжелательность - та самая ниточка, контакт, который обезоруживает и расслабляет. Когда человек начинает доверять, значит, он уже слушает и верит. А значит, снимок будет!
Корр: - Вам как технологу приходится принимать активное участие во внедрении новых форм работы - самой учиться и других учить. Над чем вы сейчас работаете?
Григорьева: - Сейчас в художественном салоне внедряется новый вид услуг - портрет художественный растровый. Он имитирует фотографию на полотне и создает впечатление произведения живописи. Человек смотрится более торжественно и оригинально. Такой вид съемки мы даже организациям предлагаем для фотографирования передовиков производства для Доски почета. Еще в планах внедрить надпись бронзой на фотографии, ведь такая надпись сохранится на долгие годы…».

Ностальжи

В отличие от бронзовых подписей, о которых рассказывала технолог Людмила Григорьева, фотоателье на долгие годы не сохранились. Ушли в небытие. Улетели, как та самая птичка. На их место пришли фотостудии, и таинство процесса кануло в Лету. А ведь раньше даже фотокамеры выглядели, как нечто волшебное: полированные рамки, дощечки из красного дерева, блестящие рычажки, черная гармошка-мех. И все это богатство на мощной подставке да с рукоятками и колесиками…

А сколько всего еще нужно было для работы. Фонари освещения, зонты с лампами, вспышки, прожекторы, фоны, макеты, торшеры. Лошадки, машинки, ростовые куклы. В «Сказке» на Курчатова имелся большой подиум в виде крутящегося круга. Он был разделен на три интерьерные зоны: игрушечный домик, столик для съемки грудничков и космический корабль. А уж детская фотография в обнимку с огромным зайцем или волком, наверное, в альбоме каждого железногорца имеется.

Безусловно, не все фотоателье советских лет творили шедевры, снимки получались разные, в том числе и нелепые, и чересчур статичные, и откровенно неудачные, но именно они вызывают сегодня искреннюю улыбку, а еще теплые ностальгические чувства. Эх, было времечко…

Подготовила Маргарита СОСЕДОВА
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Анонсы

Где можно купить газету «Город и горожане»?
Газету «Город и горожане» можно купить в следующих торговых точках:
В Железногорске наградят активистов и волонтеров города
23 марта в Танцевально - концертном зале пройдет церемония награждения активистов и волонтеров города «Волонтер в ушанке». Начало в 17.30
Театр оперетты приглашает горожан на премьеру
Театр оперетты 29 и 30 марта приглашает на премьеру - музыкальную комедию с элементами мистики «Море любви».
Продолжается прием заявок на участие в грантовом конкурсе «Железногорск 2020»
До 31 марта в Молодежном центре принимаются заявки на грантовый конкурс «Железногорск 2020».
В налоговой инспекции Железногорска пройдут Дни открытых дверей
4, 5, а также 25, 26 апреля во всех налоговых инспекциях региона пройдет Всероссийская акция «Дни открытых дверей для налогоплательщиков – физических лиц».