Суббота, 21 Сентября, 2019
Железногорск, Красноярский край

Помнить подвиг

12 мая 2019 / 9 мая / 0
Война - самое неестественное состояние человека. Убийство себе подобных претит законам божьим и человеческим. Отменяя нормы морали, война пробуждает в каждом человеке его настоящую сущность. Для кого-то главным становятся вседозволенность и безнаказанность, для кого-то самопожертвование. Потому и важно для потомков помнить главное. Война - самое страшное, что может выпасть на долю человека. И остаться человеком в этом ужасе может каждый. Только для этого придется сделать над собой сверхусилие. И тогда снайперская винтовка в руках женщины будет смотреться правильно. И поступок пионерки, отравившей два десятка солдат противника, станет подвигом. И приказ идти на смерть не будет преступлением. Потому что все это ради жизни.

«МОСКВА» ПОГИБЛА ПЕРВОЙ

На третий день войны группе советских кораблей Черноморского флота было приказано нанести удар по румынской базе в Констанце. Вечером два лидера эскадренных миноносцев «Москва» и «Харьков» вышли в море и демонстративно двинулись в сторону Кавказского побережья. Ночью корабли изменили курс и к 5 утра были в назначенном районе у вражеского побережья. Лидеры совершили 10-минутный налет - стреляли по порту и нефтяным хранилищам со скоростью 1 выстрел в 10 секунд. После третьего залпа на берегу начался пожар. Корабли начали отход, преследуемые огнем береговых батарей и дежурных румынских миноносцев. Командиры не знали, что маневрируют на минном поле. В 5.21 взрыв разорвал «Москву» надвое. Большая часть команды погибла, но с кормовой до последней минуты стреляла по врагу зенитка. Авиация и береговая артиллерия не позволили «Харькову» спасти уцелевших, он вынужден был уйти. В результате через 12 часов после начала атаки на борту румынских кораблей оказалось 69 человек (7 офицеров и 62 матроса). Среди них была ценная добыча - командир лидера Александр Борисович Тухов. Взрывом его сбросило за борт. Потом он вспомнил, как в воде свой спасательный круг ему отдал один из матросов. Командира отделили от команды, кормили, лечили и всеми способами пытались склонить к измене Родине. Отказ! Концлагерь. Побег! Концлагерь и второй побег! Пешком вместе с товарищами капитан-лейтенант пробрался из Румынии до Одессы. Здесь он примкнул к отряду «Буревестник», где вскоре возглавил разведку. Сохранилась архивная справка партархива Одесского обкома КПУ: «Возглавляемая Туховым А.Б. группа партизан (7 человек) 7 января 1944 года обстреляла автоколонну фашистов, уничтожила 12 единиц автотранспорта, 10 солдат и офицеров, захватила 2 станковых и 4 ручных пулемета, а 12 января 1944 г. А.Б.Тухов с группой партизан разгромили румынский обоз, уничтожили более 30 оккупантов, захватили 16 подвод с обмундированием, другим имуществом, оружием».
Последний бой капитан-лейтенант Тухов принял 6 марта 1944 года. Он принял участие в попытке прорыва. Пуля попала Тухову в лоб, чуть повыше переносицы. Через две недели отряд «Буревестник» соединился с Красной армией. Информации о награждении моряка найти не удалось…

ПРОСТОЙ ЕЗДОВОЙ

Должно быть, это очень обидно, когда из-за пустякового ранения в самом начале войны тебя переводят из строевой части в обычные ездовые. И отныне задача твоя - изо дня в день мотаться между передовой и складом, подвозить друзьям боеприпасы. Дело, конечно, нужное, но разве здесь подвиг совершишь? Возможно, так рассуждал Дмитрий Овчаренко, ездовой 389-го стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии 9-й армии Южного фронта.
Двадцатилетний колхозник с пятью классами образования был призван в армию перед войной и специалистом еще не стал, хотя и угодил в пулеметную роту. Но в первые же дни по ранению его перевели в ездовые. И единственное, что отличало его от тысяч таких же водителей кобылы, была привычка всюду возить с собой топор. Отец парня был плотник.
13 июля 1941 года его пулеметная рота вела бой в районе молдавского города Бельцы (130 км от Кишинева). А ездовой Овчаренко вез боеприпасы на подводе, когда неожиданно оказался окружен немцами. Потом подсчитали, что два грузовика и полсотни солдат при трех офицерах проскочили в «дыру» в нашей обороне и отправились хозяйничать в советском тылу. У растерявшегося парня выбили из рук винтовку, начали допрашивать. Выручки ждать было неоткуда. Дмитрий, делая вид, будто ищет в повозке что-то важное для офицера, нашарил у себя в ногах топор. Одним ударом сын плотника снес голову немецкому офицеру. От такого зрелища гитлеровцы опешили и подарили Овчаренко еще несколько секунд. Из набитой боеприпасами повозки солдат выхватил три гранаты и одну за другой закинул их в грузовики. Два десятка солдат упали замертво, а остальные попытались спастись бегством. Еще один немецкий офицер намеревался скрыться огородами, но также упал под ударом топора. Овчаренко возвратился к повозке, собрал трофеи, документы и отправился в свой пункт назначения. Доставлять боеприпасы. Здесь он получил желанную награду - назначение первым номером пулеметного расчета. А чуть позже - «Золотую Звезду» Героя Советского Союза и орден Ленина.
Так и пройдет через всю войну рядовым пулеметчиком сын плотника Дмитрий Овчаренко, пока не скончается от ран в январе 1945 года при освобождении Венгрии. Других подвигов за ним не значится в архивах. Он же больше не был ездовым…

500 ПОГРАНИЧНИКОВ И 150 СОБАК

Общеизвестно, что 22 июня 1941 года ни одна пограничная застава не покинула своих позиций без приказа. Кому-то были отпущены часы до гибели. Кому-то, как Брестской крепости, целый месяц до бессмертия. Но никому не выпало доли отдельного батальона пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта, сформированного на базе Отдельной Коломийской пограничной комендатуры и одноименного пограничного отряда. 30 июля 1941 года в составе батальона числилось около 500 пограничников и 150 служебных собак. Несмотря на то, что трудно было даже с продовольствием для личного состава, зеленые фуражки не расставались со своими боевыми друзьями. Именно в этот день командир подразделения получил приказ - прикрыть отступление штабных частей 6-ой и 12-ой армий Юго-Западного фронта генералов Музыченко и Понеделина. Командир батальона майор Лопатин (в других источниках - майор Филиппов) отдал приказ укрепиться у села Легедзино. В неравном бою силы пограничников быстро таяли. И очередную атаку фашистов встретили 150 собак, обученных задерживать нарушителей. Больше контратаковать было просто некому. Полуголодные овчарки против автоматчиков. Селяне, видевшие это, утверждали, что фашисты бежали с поля боя, но на смену пехоте вперед пошли танки. Вскоре батальон полег весь. Несколько выживших собак навсегда остались на месте братской могилы.
Напуганные фашисты перестреляли всех собак в деревне - на всякий случай. В 1955 году останки пограничников перенесли к сельской школе, возле которой и находится братская могила. А на месте легендарного боя 9 мая 2003-го появился памятник, деньги на который собрали ветераны, пограничники и общество кинологов.
Удалось установить личности двух погибших пограничников….

ПАНФИЛОВЦЕВ БЫЛО МНОГО

Много лет подряд кипят разоблачительные споры вокруг подвига панфиловцев. Множество «правдорубов» наслаждаются разоблачением фантазий советской пропаганды. Если бы половину этих усилий они потратили на изучение истории войны, грамотность нашего народа была бы выше на несколько порядков.
Думаю, в стране нет человека, который хоть раз в жизни не видел фильм «Аты-баты, шли солдаты». Снял его Леонид Быков в далеком уже 1976 году. Незамысловатая история с патриотическим аспектом самопожертвования. Как всегда у Быкова - со слегка завышенной ноткой пиетета перед темой войны и витиеватым текстом для времен Великой Отечественной. И можно было бы дальше разбирать эту картину в череде военных лент, если бы не одно но. В основу фильма легли реальные события марта 1943 года. По приказу Ставки 25 гвардейская дивизия закрывала Харьков от прорыва немецкой группировки. Взвод истребителей танков встал на перекрестке дорог и лег там до последнего человека, не пропустив фашистов. Командовал подразделением лейтенант Петр Широнин. В его взводе к 5 марта осталось 25 человек. Вот они и встретили у села Тарановка Змиевского района Харьковской области 25 танков, 15 бронетранспортеров и батальон гитлеровцев. Единственной поддержкой советских бойцов была единственная пушка. Был во взводе и прообраз моряка по прозвищу «Балтика», старший сержант Вернигоренко. Он-то и подорвал гранатами первый немецкий танк и первым пал в этом бою под автоматными очередями. Несколько часов бились гвардейцы. Подбив три танка, погиб расчет нашего орудия, раздавленный вместе с пушкой. Из огня бойцы вынесли тяжело раненного лейтенанта. Многие обвязывали себя гранатами и ложились под танки. Враг не прошел. Па поле боя остались 11 бронированных машин. Взвод Широнина был представлен к званию Героя Советского Союза - списком! Все 25 человек. Выжили в бою и были найдены в различных госпиталях 4 человека…

ГОРЕЛ ЗАЖИВО, НО ЛЕТЕЛ

Зимой 1943 года немцы нашли решение проблемы дефицита донорской крови. Для создания необходимого запаса они решили использовать воспитанников Полоцкого детского дома №1. Бесчеловечность решения никого не беспокоила, кроме руководства детдома. Удалось отсрочить выполнение ужасного мероприятия под хорошим предлогом - полуголодные дети не могли быть источником хорошего биоматериала. Комендант и главный врач немецкого госпиталя с этим доводом согласились. И приказали перевести детей и сотрудников детского дома в деревню Бельчицы, где стоял сильный немецкий гарнизон - подкормить.
Началась подготовка партизанской операции по спасению детей. Ночью 18 февраля 1944 года колонна из 154 воспитанников и 38 воспитателей выбралась из села. Их сопровождали партизаны отряда имени Щорса. Старшие дети несли маленьких. На опушке леса их ждал обоз из 30 телег и вооруженная застава партизан, которая должна была отсечь погоню. Бегство прошло удачно, но держать в отряде 200 детей без крыши над головой было невозможно. И летчики 3-ей воздушной армии взялись за эвакуацию.
Два Р-5 переоборудовали для перевозок - под крыльями у них приделали специальные капсулы-люльки, куда могли поместиться дополнительно несколько человек. Летчики летали без штурманов, чтобы взять дополнительного пассажира. В ночь с 10 на 11 апреля 1944 года лейтенант Александр Мамкин совершал к партизанам девятый рейс. (Всего на его счету было уже более семидесяти ночных вылетов в немецкий тыл.) В самолет поместились десять ребятишек, воспитательница и двое раненных партизан. Перед загрузкой Александр показал старшему из пацанов, севшему в штурманскую кабину, как открываются грузовые отсеки.
При пересечении линии фронта самолет Мамкина был подбит немецкой зениткой. Устав в таком случае требует набрать высоту и прыгать с парашютом. Мамкин решил лететь. Из горящего двигателя пламя проникло в кабину. От огня летные очки прикипели к коже. Загорелись одежда, шлемофон, унты. Но пилот слышал только детский плач.
Практически вслепую, сгоревшими ногами и руками пилот направил самолет на посадку. Все пассажиры остались живы, мальчишка смог открыть замки. Мамкин сам смог выбраться из кабины (в госпитале оказалось, что ноги сгорели до костей). Врачи не знали, как помочь человеку, у которого очки вплавились в кости лица. 17 апреля Александр Петрович умер от полученных ожогов…

ТАРАН БРОНЕПОЕЗДА

В начале войны наши танкисты, исчерпав боеприпасы, нередко решались на танковый таран. Броня «тридцатьчетверок» и тяжелых КВ-1 и КВ-2 гарантировала им удачу. Опасность представляла только детонация снарядов в немецких боевых машинах. С годами войны тараны отмечались все реже. Но летом 1944 года лейтенант Красной армии Дмитрий Комаров получил звание Героя Советского Союза за броневой удар. Дмитрий Евлампиевич - единственный танкист в мире, который протаранил целый бронепоезд! А было ему на тот момент 22 года…
25 июня 1944 года в боях по освобождению Белоруссии 15-й гвардейской танковой бригаде была поставлена задача - перерезать железную дорогу Лунинец-Бобруйск и освободить станцию Черные Броды. Танк лейтенанта Комарова один из первых прорвался к станции. На подступах боевая машина раздавила две немецкие противотанковые пушки, но в ответ получила от фашистов снаряд в башню. Ранения получили заряжающий и командир танка. Выйдя из боя, Комаров сдал раненного члена экипажа на руки пехоте, а сам ринулся на станцию. Здесь танк получает еще одно попадание, уже от стоящего на путях бронепоезда. Артиллерийские платформы ведут интенсивный огонь и не подпускают советские боевые машины к станции. В горящей машине командир и механик-водитель принимают решение - таранить. На максимальной скорости «тридцатьчетверка» бьет бронепоезд и опрокидывает два вагона с рельсов. Весь состав теряет возможность маневрировать и превращается в неподвижную мишень.
При таране гибнет механик-водитель сержант Михаил Бухтуев. Комаров сумел выбраться из танка и скрылся в лесу рядом со станцией, отстреливаясь от фашистов из пистолета. Его нашли только на седьмые сутки, потерявшего сознание от потери крови.
За свой подвиг лейтенант Комаров 26 сентября 1944 года был удостоен звания Героя Советского Союза, как и его механик-водитель Михаил Бухтуев (посмертно). Об этой награде танкист никогда так и не узнал, поскольку 5 сентября погиб в ночном бою за плацдарм на западном берегу реки Нарев.
Приказом министра обороны СССР он был навечно зачислен в списки личного состава Благовещенского танкового училища. А его товарищ сержант М.А.Бухтуев навечно зачислен в списки личного состава 15-го гвардейского танкового Речицкого Краснознаменного ордена Суворова полка. Его имя носила 1-я танковая рота 1-го танкового батальона.

СОЛДАТСКАЯ МАТЬ

И был еще один подвиг на той войне, для которого не найти слов. Подвиг матери, отдавшей самое дорогое Родине, - своих детей. Его символом стала судьба Епистинии Федоровны Степановой. ДЕВЯТЬ СЫНОВЕЙ проводила она на фронт. Из боя инвалидом вернулся один...
Чем измерить эту жертву? Епистиния Степанова стала первой женщиной, получившей звание «Мать-Героиня», и, пожалуй, единственной, которую похоронили со всеми воинскими почестями.
Но стало ли легче от этого матери?

Муса Джалиль
ВАРВАРСТВО
Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.
У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.
Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных... Мутный дождь
Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня...
Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.
Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,
В последний раз…
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг, -
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.
И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной.
Ребенок, мальчуган больной,
Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!
Все понял, понял все малютка.
- Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! -
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо.. .
- Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? -
И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
- Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты
вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно. -
И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!
Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей...

Подготовил Михаил МАРКОВИЧ
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения