Четверг, 18 Августа, 2022
Железногорск, Красноярский край

В работе следователя нет места эмоциям

26 июля 2022 / Общество / 0
В следственном отделе по ЗАТО город Железногорск СК РФ по Красноярскому краю и республике Хакасия уже почти год работает следователем выпускник юридического института Сибирского федерального университета, лейтенант юстиции Андрей Нильмаер. Молодой человек рассказал ГиГ, почему он выбрал сложную профессию следователя СКР. 
 
— Андрей, чем было вызвано ваше решение получать юридическое образование?
 
— Я из Уяра — райцентра Красноярского края. В школе мне больше всего нравились история и обществознание, поэтому я решил поступать на юрфак. В 2021 году окончил бакалавриат СФУ и приехал в Железногорск.
 
— С вашим дипломом вы наверняка могли бы найти более спокойную должность...
 
— Выбор у меня, конечно, был, но я изначально хотел работать именно следователем. Со второго курса я совмещал учебу с деятельностью общественного помощника следователя Следственного комитета. В основном, конечно, занимался техническими обязанностями — составлял проекты процессуальных документов. Это помогло мне втянуться в работу и понять ее суть. Когда по рекомендации отдела кадров краевого Следственного комитета мне предложили поработать следователем в железногорском отделе СК, сразу согласился. Я приехал в Железногорск раньше, чем поступил официальный приказ о моем назначении, так как хотел заранее вникнуть в работу, познакомиться с коллективом. В отделе меня встретили доброжелательно. Я считаю, что мне очень повезло с коллегами. Коллектив у нас небольшой и дружный, и хорошо развита система наставничества. Моим настаником был старший следователь Роман Сергеевич Скрынников. Но необходимую помощь мне оказывал и весь отдел в целом. Можно сказать, что первые полгода работы пролетели на одном дыхании, и после аттестации мне присвоили звание лейтенанта юстиции.
 
— Насколько ваши представления о работе следователя СКР совпали с действительностью?
 
— Когда я ехал в Железногорск, то считал, что уже готов ко всему, потому что был общественным помощником и представлял себе, чем занимается следователь. Я понимал прекрасно, что романтики в этой работе мало. На деле же все оказалось намного сложнее. Когда ты уже находишься в должности, то совершенно себя по-другому ощущаешь: чувствуешь ответственность за свои решения, отвечаешь за все лично — без всяких скидок. Но мне моя работа нравится. Я еще ни разу не пожалел о своем выборе.
 
— Ваши коллеги рассказали, что за неполный год вы успели многое повидать и расследовали несколько тяжких преступлений. Расскажите об этом.
 
— Одно из первых уголовных дел, которым мне пришлось заниматься, было связано с убийством жителя Первомайского. Преступление произошло в декабре 2021 года. Четверо граждан распивали спиртные напитки. В результате возникшей ссоры один мужчина два раза ударил своего собутыльника ножом в область грудной клетки. Раненого увели в больницу. Изначально уголовное дело находилось в производстве следователей полиции. Но спустя два дня потерпевший скончался, и дело передали нам — с квалификацией ч. 2 ст.111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерь потерпевшего». Однако исходя из локализации повреждений и других обстоятельств совершенного преступления, установленных в ходе расследования, в конце следствия было решено переквалифицировать это дело на ч.1. ст. 105 УК РФ «Убийство». Подозреваемый — мужчина старше 50 лет, ранее неоднократно судимый за преступления против личности, свою вину признал.
 
— То есть, по сути, вам не нужно было собирать доказательства, если он во всем признался?
 
— Даже в случае признания вины подозреваемым, мы обязаны установить все обстоятельства, подлежащие доказыванию и наиболее полно проанализировать все обстоятельства совершенного преступления, чтобы дать им правильную квалификацию. Например, мы проводили с подозреваемым проверку показаний на месте, в ходе которой на видеосъемку он показывал на манекене, какие удары и куда наносил. По результатам судебно- медицинской экспертизы его слова подтвердились.
 
— Какие эмоции вы испытывали, когда общались с убийцей во время допроса? И как он себя вел?
 
— В работе следователя нет места эмоциям. В любой ситуации нужно сохранять хладнокровие и все эмоции держать в себе. Главная задача — грамотно и четко выполнить свои профессиональные обязанности. По данному делу на допросах подозреваемый вел себя адекватно. В настоящее время его уголовное дело уже находится в суде.
 
— Как известно, подавляющее большинство тяжких преступлений против личности — это так называемая «бытовуха». Вместе пили, потом поругались. И в результате один — в больнице или на кладбище, а другой — на зоне.
 
— Да, именно так порой заканчиваются семейные конфликты. В производстве следственного отдела находилось несколько уголовных дел по причинению тяжких телесных повреждений на фоне чрезмерного употребления алкоголя. Причем нож в ход пускали женщины, а потерпевшими оказывались их мужья. Один такой случай произошел в марте 2022 года. Оба супруга находились в состоянии алкогольного опьянения. На почве внезапно возникших личных неприязненных отношений женщина схватила кухонный нож и нанесла удары в область жизненно важных органов. Но она сама оказала раненому помощь и вызвала скорую. Это и другие обстоятельства, установленные в ходе расследования, указывали на отсутствие у женщины умысла на совершение убийства. Уголовное дело возбудили по п. 3 ч.1 ст.111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия».
 
— Вам всего 22 года, чем вы занимаетесь в свободное время?
 
— У следователей рабочий день ненормированный, бывают и ночные вызовы. Кроме того, я заочно учусь в магистратуре Сибирского федерального университета. Так что времени на досуг у меня особо-то и нет. Даже просто погулять по городу пока не получается.
 
Беседовала Марина СИНЮТИНА
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения