Воскресенье, 22 Апреля, 2018
Железногорск, Красноярский край

Сергей Крикалев: «Когда появлялись свободные полчаса в космосе, я читал»

26 марта 2018 / Общество / 0
Продолжительность его полетов в космос 803 суток, а в открытом космосе, если подсчитать все выходы, 41 час 26 минут. Тот самый, кого «забыли» на станции «Мир» в 90-х. Космонавт под порядковым номером 212 (67), а ныне исполнительный директор Роскосмоса Сергей Крикалев побывал в Железногорске на прошлой неделе. На встрече с педагогами в 102 лицее он ответил на множество вопросов. Один из них, из советской эпохи, - «Как стать космонавтом?» - открыл импровизированную пресс-конференцию.

- Сергей Константинович, как привлечь школьников к теме космоса? Ведь можно не быть космонавтом, но работать именно в этой сфере.


- Очень часто, когда мне приходится встречаться со студентами, школьниками и молодыми специалистами, многие, возможно, примеряют мои рассказы на себя и мечтают прийти в космонавтику. Понятно, что за чуть более чем 50 лет слетало в космос более сотни человек. По статистике, в среднем еще двое в год добавляются. Но дело в том, что космонавтика - более широкое понятие. Как-то одна девочка меня спрашивала: «Я так кошечек люблю, так биологию люблю. Но мне и космос очень интересен. Что мне делать?» Я ей ответил: «Есть космическая биология. Кому-то нравится заниматься созданием средств связи - пожалуйста! Есть инженерия в космонавтике, имеются отрасли, касающиеся материаловедения, проводятся научные, медицинские, технологические эксперименты. А космонавт - это маленькая часть, которая решает какие-то, может быть, интегральные задачи».
Поэтому, конечно, очень хорошо, если у детей возникает интерес к теме космонавтики. Для нас большая польза, когда приходят мотивированные люди. Иногда бывает так: ребята учат математику, но зачем она нужна – им неясно. А если приходит понимание, что, зная формулы, можно рассчитать траекторию полета или выйти вечером и увидеть, как над городом летит международная космическая станция, то это другое дело.

- Сложно ли попасть в отряд космонавтов?

- Есть такой стереотип, что вся тренировка космонавтов - это физические нагрузки, где их крутят-вертят на центрифуге, заставляют прыгать с парашютом. Может быть, потому что именно такие кадры чаще показывали по телевизору. Конечно, все это есть, но занимает процентов пять от всего времени подготовки. Все остальное - работа на тренажерах и за столом со схемами.
Все мы проходили экзамены в школе, институте. Я оканчивал Ленинградский механический институт (кстати, сегодня на ИСС встретил своих одногруппников, которых не видел много лет!) В вузе за пять лет сдали порядка 50 экзаменов. Но когда ты попадаешь в отряд космонавтов, нужно сдать 100 экзаменов! Только после этого нас допускали к подготовке в составе экипажа. Дальше тренировки и экзамены уже больше практические, но есть и теория по знанию систем корабля, а также особенностей, как что работает, каковы признаки неисправностей, что делать для их устранения. Подобные экзамены довольно интересны. Причем мы их сдаем тем людям, которые сами же эти системы разрабатывали. Можете себе представить, когда специалист, всю жизнь трудившийся над какой-то системой, задает вам вопрос: «А почему это сделано так?» Приходилось привлекать всю свою смекалку.

- Считается, что космонавты должны быть все молодыми, есть ли возрастные ограничения?

- Обязательные требования - высшее образование, минимум три года работы по специальности. То есть где-то с 25 лет, а максимальный возраст ограничен 35-ю годами. Подготовка к полету занимает два учебных года. Первый - общекосмическая подготовка, так как люди приходят с разным набором знаний и опыта. Изучаются общие понятия о проведении космических экспериментов, небесная механика и баллистика, устройство космического корабля.
Затем начинается работа в группе. У нас были группы по кораблям «Союз», «Буран», космическим станциям «Мир», «Салют», по специализированным транспортным кораблям. Я как-то попытался анализировать, сколько часов мы тратим на изучение штатных систем, и то, как они внештатно работают. И получилось, что больше времени уходит на понимание причин именно их отказа в работе.
Когда космонавт показал, что реально знает устройство корабля, и сдал все 100 экзаменов (на это может уйти от двух до пяти лет), он в составе экипажа приступает к отработке действий в конкретном полете.
Есть параметры, по которым могут отбраковать. Особенно это касается устойчивости вестибулярного аппарата. Много народу отсеивается по этому признаку - около 50 процентов. Но когда оказываешься в невесомости, приходит чувство, что ты падаешь. Любое движение трудно контролировать. И если при этом еще смотреть в иллюминатор на плывущую Землю…

- А какая она, Земля в иллюминаторе?

- В первый полет мы вышли на освещенный участок орбиты. У меня не было никаких сомнений, что мы живем на круглой Земле, и она не стоит на черепахах и слонах. Тем не менее, когда видишь изогнутый горизонт, очень сильное впечатление! Потому что даже полеты на самолете не могут передать этот вид, и горизонт все-таки прямой. Видя эту кривизну, ты понимаешь - наша планета конечна. Стоя на поверхности, сложно поверить, что мы живем в каком-то ограниченном пространстве. Точно так же тяжело себе представить и бесконечность космоса.
На станции «Мир» была небольшая библиотека, которая пополнялась с приходом грузового корабля. Каждый раз, когда у меня появлялось полчаса свободного времени, я читал. Конечно, точно такие же книги я мог прочесть и на Земле. Но тут ощущения совершенно другие: когда за бортом проплывают материки, ты понимаешь, какая Земля большая. Мы много делаем фотографий. В предыдущие полеты экономили пленку, старались максимально качественно и с хорошего ракурса сфотографировать. С появлением цифровой техники стало намного проще, и за мой шестой полет - это пять месяцев - получилось около 15 тысяч снимков! Иногда нужно делать фото по заданию, но даже другие кадры могут пригодиться специалистам по изучению водоемов, лесов, процессов турбулентности в облаках. Некоторыми фото просто хотелось поделиться с друзьями, потому что часто не хватает слов для описания того, что видел.
Например, когда река впадает в море, вода с собой выносит грунт. Причем в зависимости от того, какой грунт и куда она выносит, получается разный цвет воды. В том числе и из-за течений. Каждая такая речка, впадая в океан, дает информацию о почве в этом районе. Такие фото очень интересны ученым.

- Не скучаете ли по космической кухне?

- Нет, не скучаю, а вот по космосу - да. Тот рацион, который мы используем, все-таки консервы и сублиматы. Требования к космическому питанию достаточно жесткие, одно из них - хранение в течение года без холодильника, без потери качества. Наука еще не все научилась консервировать. Например, продукты, содержащие масло, так как оно горкнет при комнатной температуре. Так что печенье на основе масла космонавты не едят, только галеты. На начальном этапе космических полетов, когда было еще много неизвестного, боялись использовать хлеб, так как в условиях полета можно вдохнуть крошки и подавиться. В результате этих опасений возник космический хлеб - маленькие буханочки на один укус, чтобы съесть целиком. Еще в космосе боремся с соблазнами в виде воспоминаний о вареной картошечке с маслом, посыпанной сверху укропчиком…

- Видели ли НЛО, если они, конечно, существуют?

- Инопланетян не видел, но очень бы хотелось пообщаться, так как в полете вынуждены постоянно находиться среди узкого круга одних и тех же людей. Про известное выражение «неопознанный летающий объект» могу заметить: что опознано, а что нет, сильно зависит от условий наблюдения, квалификации наблюдающего и его ожиданий. Поэтому временно неопознанные объекты были.
У нас имелись большие чехлы от аппаратуры для работы в открытом космосе, после выемки они отбрасываются. Обычно они достаточно быстро уходят от станции в плотные слои атмосферы и сгорают. Один раз траектория сложилась таким образом, что через несколько суток чехол снова подошел к станции, вот и получился такой временный НЛО. На борту имелись лазерные дальномеры, которые указывают расстояние с точностью в пять метров в пределах 20 километров. Вот такой я и взял после того, как посмотрел в бинокль, пощелкал - результата по расстоянию нет. Подумал, может, объект дальше 20 километров. Через пару витков предмет оказался поближе к станции, и мы поняли, что это совсем не космический корабль инопланетян, а наш чехол. (Кстати, со станции я не видел ни одного спутника! Потом понял, как это все просто объясняется. Да, мы видим спутники с Земли - они освещены солнцем, а с борта станции не видим, так как сами освещены таким же образом.)
Напоследок расскажу вам еще одну смешную историю. Я уже закончил с полетами в космос и работал в королёвской фирме. Иду по улице, погода прекрасная, коллеги меня подзывают и говорят: «Вон что-то в небе летит!» Присмотрелся - и правда поблескивает. А рядом аэродром Чкаловский, а говорят, что НЛО появляются в большинстве случаев возле аэродромов. Присмотрелся и понял, что это, скорее всего, метеозонд. Для тех, кто не знает, - надувной шар с оболочкой, похожей на фольгу. Вот вам и инженеры космической фирмы…

Подготовили Евгения ЕРОХИНА, Екатерина МАЖУРИНА

 
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения