Четверг, 17 Августа, 2017
Железногорск, Красноярский край

Комбинат доверия

4 августа 2017 / Общество / 0
27 июля представители общественных экологических организаций, а также журналисты красноярских и железногорских СМИ приняли участие в экологическом мониторинге береговой линии Енисея вблизи села Большой Балчуг. В подобном формате мероприятие, проходящее в рамках ежегодного экологического отчета ГХК, проводилось впервые.

Оно стало весьма познавательным для общественников и краевых журналистов, особенно для тех, кто имел лишь отдаленное и часто искаженное представление о влиянии ГХК на экологию.

По прогнозам синоптиков 27 июля в Железногорске ожидались сильные дожди с грозами. По небу действительно бродили подозрительные тучи, одна из которых обрушилась над городом ливнем. Но экологический десант остался сухим в буквальном смысле, поскольку в это время присутствовал на презентации экологического отчета за 2016 год, которая проходила в музее ГХК. То есть общественникам и журналистам сначала преподали теорию, а уж потом проиллюстрировали достоверность данных экологического отчета на местности.

Презентацию экологического отчета ГХК за 2016 год провел руководитель Экологического управления Алексей Шишлов. Он напомнил, что радиационная обстановка техногенного происхождения в долине Енисея сформировалась за период, когда два прямоточных реактора сбрасывали воду прямо в реку.

- Все ядерные реакторы на сегодняшний день закрыты, соответственно, какие-то выбросы от реакторного производства исключены, - заявил Шишлов. - Тем не менее, реакторный завод существует, ведь просто так повесить замок на подобное сооружение невозможно. На предприятии занимаются текущей деятельностью по выводу реакторов из эксплуатации. В поле зрения реакторного завода перешли и все выводимые из эксплуатации бывшие оружейные производства Радиохимического завода и Изотопно-химического завода, а также бассейна-хранилища жидких радиоактивных отходов, о которых все наслышаны.

Шишлов рассказал о том, что Радиохимический завод, в прошлом выполнявший функцию переработки облученных блоков реактора, в настоящий момент перепрофилируется под производство МОКС-топлива. Новую жизнь получил и Изотопно-химический завод. Именно он скоро станет основным производством ГХК. Оно включает в себя мокрые и сухие хранилища ОЯТ, а также самое инновационное производство - Опытно-демонстрационный центр по переработке отработавшего ядерного топлива (ОДЦ), ведь будущее предприятия - это замыкание ядерного цикла.

 - Хранение ради хранения - не выход, - объяснил начальник ЭУ. - Поэтому создание ОДЦ даст новый импульс не только комбинату, но и в целом всему российскому комплексу ядерных производств. При замкнутом цикле все отработавшее ядерное топливо, накопленное ранее, будет перерабатываться и вводиться в работу снова и снова. Первый пусковой комплекс ОДЦ уже практически завершен, начинаются предпусковые операции. Безусловно, предприятие имеет коммерческую направленность, но, с другой стороны, это сугубо экологический проект, поскольку безопасное хранение и транспортирование ОЯТ на сегодняшний день являются основополагающими факторами спокойствия населения. И не только в нашем крае, но и во всей России.

Обрисовав перспективы ГХК, Шишлов остановился на экологической политике комбината, важнейшей частью которой является активное сотрудничество с экологической общественностью. Об открытости комбината в этом плане, в частности, свидетельствует и то обстоятельство, что ежегодный экологический отчет ГХК размещен на официальном сайте предприятия. Документ выполнен в формате, понятном и для неспециалистов.

-Да, все объекты ГКХ имеют определенное негативное воздействие на окружающую среду, - признал Шишлов. - Вопрос состоит в оценке этого воздействия: допустимо оно или нет. Именно с этой целью в санитарно-защитной зоне Горно-химического комбината, а также в зоне наблюдения ведется постоянный контроль за радиационной и химической обстановкой. Четыре раза в сутки полученные данные передаются в надзорные органы и в ситуационно-кризисный центр Росатома. К этим данным есть свободный доступ в интернете, правда, в режиме суточных показаний.

Что же проверяет радиоэкологическая лаборатория ГХК? Они берут пробы сбрасываемых вод и рыбы, атмосферных осадков, приземного слоя атмосферы и других объектов. Такие исследования дают ответ, насколько комбинат влияет на окружающую среду. Судя по опубликованным в экологическом отчете данным, вся вода, сбрасываемая с комбината в Енисей, нормативно-чистая. Проще говоря, она не вступает в соприкосновение с какими-то химически-техногенными элементами. Ничтожное присутствие в жидких сбросах стронция, кобальта и цезия-139 связано с выводами из эксплуатации и отдаленными последствиями реакторного производства, объяснил Шишлов.

Концентрация радионуклидов в приземном слое атмосферы (то есть в том воздухе, которым мы дышим) безопасна для человека. Это практически фоновые уровни. Причем нормативы соблюдаются с запасом в сотни тысяч раз, заверил Шишлов. По химическим веществам, выброшенным в атмосферу, картинку дает котельная ГХК, работающая на углях Ирша-Бородинского разреза. Но и по ее отходам - оксиду азота, диоксиду серы и неорганической пыли - нет никаких превышений предельно допустимых уровней.

По структуре выбросов радионуклидов ситуация в последнее время изменилась. Кроме стронция и цезия появился, к примеру, америций-241 и плутоний-239. Как объяснил начальник ЭУ, это связано с деятельностью завода по МОКС-топливу - никаких тайн тут нет.

Что же касается хранилищ радиоактивных отходов, то они все находятся на промышленной площадке ГХК - вдали от населенных пунктов. Основная часть хранилищ твердых РО (18 из 22) выведена из эксплуатации. Действующие -соответствуют всем требованиям, предъявляемым к подобным объектам. В соответствии с договоренностями на эти хранилища поступает ОЯТ из России и Украины.

В заключение своего доклада Шишлов заявил, что с 2010 года на ГХК произошло снижение выбросов и сбросов по всем контролируемым веществам. Экологическая обстановка вокруг комбината стабилизировалась, поэтому говорить о каких-то серьезных воздействиях на жителей близлежащих населенных пунктов сегодня не приходится. Никаких ограничений хозяйственной деятельности в зоне наблюдения нет. Но контроль над обстановкой, тем не менее, ведется постоянный, потому что лишним он никогда не бывает. На все программы, связанные с охраной окружающей среды, ГХК тратит колоссальные средства - более полумиллиарда рублей в год. И эти расходы будут только возрастать.

А потом Алексей Шишлов больше часа отвечал на уточняющие вопросы общественных экспертов. Их список весьма внушителен: Валерий Васильев, член Совета Общественной палаты РФ, Виктор Долженко, председатель Общественного совета при министерстве природных ресурсов и экологии Красноярского края, Владимир Чечеткин и Александр Григорьев - директор и руководитель лаборатории института «ШАНЭКО-Сибирь», Юрий Мальцев, начальник отдела экологического аудита и консультаций Красноярского филиала Госцентра «Природа», Анатолий Мамаев, руководитель железногорского отделения ГЦЯН, руководитель экологического движения «За чистое небо» Евгений Ходос с коллегами.

Общественники, к примеру, уточнили, в какой именно зоне побережья Енисея ведутся исследования.

- Когда работали два проточных реактора, значительное количество короткоживущих радионуклидов поступало в реку, и радиационный фон вблизи комбината был достаточно заметен, - ответил Шишлов. - В настоящее время дозы облучения населения, живущего в зоне риска, находятся в диапазоне 0,10...0,6 мЗв/год и не превышают гигиенических нормативов. А полные дозы облучения не превышают суммарных доз облучения жителей Красноярского края. Сейчас главный вопрос - исследование среднего и нижнего пойменного побережья Енисея. Корабль ГХК «А. Бояринов», на котором обычно и ведется мониторинг, в настоящий момент занят именно этими работами.

Зона наблюдения распространяется на тысячу километров вниз по течению реки. Проводились раньше и дальние экспедиции - до Туруханска и Игарки. Но полученные результаты показали, что необходимости постоянно мониторить ситуацию там нет. С 1992 года наблюдается улучшение экологической ситуации. Это совершенно не означает, что радионуклидов вообще нет в прибрежном грунте, затапливаемом при поводке, а также в донном иле. Но концентрация радиации настолько мала, что не влияет на здоровье человека. Исключение представляет аномалия на береговой полосе Енисейска (остров Городской). Часть проб речных отложений относится к слаборадиоактивным отходам. Остров Городской теперь находится на реабилитации.

Шишлов сообщил экспертам о том, что на ГХК можно при помощи специальной аппаратуры узнать, есть ли в организме человека радионуклиды, попавшие туда вместе с воздухом, водой или пищей. Данному контролю, к слову, подвергается весь персонал комбината, а также люди, проживающие в зоне риска.

- Как попасть к вам на обследование? - тут же спросили Шишлова журналисты.

- Если вы проживаете в Красноярске, то однозначно - никак, ведь краевой центр не попадает в зону влияния ГХК.
Провериться могут жители енисейских поселков, например, Атаманово и Большого Балчуга.

Именно в селе Большой Балчуг, в населенном пункте, экология которого несколько десятилетий подвергалась влиянию комбината, и прошли практические занятия экологического тура. Поскольку дорога до места проходила по промышленной зоне ГХК, Александр Шишлов выступил в роли гида. Он рассказал участникам экспедиции о том, что находится в зданиях, внезапно вырастающих перед глазами экскурсантов прямо из непролазной тайги. Кое-где виднелись предупреждающие таблички «Грибы и ягоды собирать запрещено».

- Я видела за поворотом мужчину, видимо, грибника, - спросила одна из журналисток. - Значит, здесь грибы уже безопасные?

- Мы миновали санитарную зону, - заметил Шишлов. - Лес уже чистый. А мужчина, скорее всего, местный житель.
Экологический десант высадился на берегу Енисея, за восстановленным сельским храмом. Организаторы предложили общественникам и журналистам разбиться на две группы и вместе с дозиметристами обследовать прибрежную территорию села. Ее площадь не ограничивалась, буквально - «докуда сможете дойти». Задача экологического квеста состояла в поиске места с максимальным показателем радиационного фона. «Победителем» стал директор «ШАНЭКО-Сибирь» Владимир Чечеткин, который нашел максимальное значение мощности дозы 17 мкР/в час (данное значение заметно ниже санитарных норм и находится в пределах природного фона). Остальные показания по береговой линии Балчуга составили от 8 до 14 мкР/час.

- Впервые принимаю участие в подобном туре, вижу здесь свободу обсуждений и измерений, - сказал Валерий Васильев, член Общественной палаты РФ, член Общественного совета ГК «Росатом». - Мы знаем, что когда на некоторые красноярские предприятия приглашают представителей экологических организаций, то показывают только определенные места. А здесь нет никаких ограничений вроде того, что давайте, мол, измерим радиацию только в этом месте. Это тоже уникальное событие.

Своими впечатлениями поделился и Виктор Долженко, председатель Общественного совета при министерстве природных ресурсов и экологии Красноярского края.

- Должен сказать, что общественности Железногорска и края беспокоиться не о чем: все пять лет моего участия в выездах результаты измерений показывали, что радиационная обстановка в зоне наблюдения ГХК находится в пределах природных значений.

Марина СИНЮТИНА
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения