Четверг, 14 Ноября, 2019
Железногорск, Красноярский край

1 апреля у Железногорска заканчивается разрешение вывозить мусор туда, куда его пока везут

27 марта 2014 / Общество / 1
По-честному, это болото вдоль Красноярской и «полигоном ТБО» называть-то нельзя. Исторически образовавшаяся свалка не совсем легальная, так как не отвечает современным требованиям к подобным объектам. Но мусора от этого меньше не становится.

SOS, пожалуй

В среднем инновационная столица края ежемесячно привозит на свою полулегальную свалку по 11-12 тысяч кубов стандартных «твердых бытовых отходов», сообщает КБУ. Плюс сами граждане добавляют еще около 20 тысяч кубов негабаритных: старые диваны, сломанные стиралки и прочие холодильники. Выходит 30 тысяч кубов в месяц, 360 тысяч кубов в год. А если вспомнить, что городу перевалило за 60, и что учтенный мусор - лишь крохотная макушка нашего реального мусорного Эвереста? Короче, спасите наши души. И не одни мы такие.

В окрестностях краевой столицы — всего пять полигонов ТБО, три из них полностью исчерпают свои ресурсы к 2017 году. Куда поедет мусор - гадать не надо. В Березовском районе живут и здравствуют семь несанкционированных свалок, в Емельяновском - 31, в Сухобузимском - 52, у нас в Железногорске якобы всего 2, в Красноярске - 27. Это краевая статистика. Можно, особо не заморачиваясь, валить свое ненужное под ближайший куст в относительно укромном месте. Как делали, например, известные куроводы, устроившие под Березовкой озеро из птичьего помета площадью в 16 га.

Питер нам в помощь

Осознавая чудовищный размер накопившейся проблемы, Красноярский край провел аукцион на разработку генеральной схемы очистки территории, этакой общекраевой генеральной уборки. Победил Санкт-Петербургский институт прикладной экологии и гигиены. В Железногорске новость встретили с оптимизмом.

- Это очень серьезная работа, рассчитанная на год, - рассказывает заместитель главы администрации Юрий Латушкин. - Железногорск наряду с Красноярском поставлен в первую очередь. Имея такую генеральную схему, мы автоматически получаем право претендовать на участие в федеральных программах – как получилось в случае с очисткой нашего озера.

Что не может не радовать, хочется добавить. Потому что мусор – это не просто реальная проблема. Как показывает практика последних лет, это проблема трудно решаемая.

Покувыркаться с Мурадяном

Железногорск уже звали в краевую программу по борьбе с мусором. В рамках корпорации «Красноярск-2020» был, помимо прочего, и мусорный проект, рассчитанный на десятилетие. Ценой в 11 млрд рублей с лишним, львиную долю которых должны были обеспечить частные инвесторы.
 
Предполагалась поэтапная борьба с мусором: сначала его собрать, потом отсортировать, затем переработать, а оставшиеся «хвосты» или сжечь, или спрессовать и закопать на полигоне. Этот полигон инвестор в лице красноярского ЗАО «Сибагропромстрой» (генеральный директор Саркис Мурадян) хотел разместить в Сосновоборске. С ним-то и еще с Березовкой нам тогда и предлагалось объединиться. Увы. Как это было, Юрий Латушкин хорошо помнит:
- Мы два года кувыркались с этим господином Мурадяном! И компанией «Чистый город»! Все, трест лопнул. Его сортировка на въезде со стороны улицы Пограничников функционирует, но при этом вся территория вокруг загажена: все завалено отходами.

Трудно не поверить, глядя на окраины Красноярска. Но кто еще в Железногорске, кроме Латушкина, помнит г-на Мурадяна? В интернете нашлись подробности про его детище, способное переработать мусор со всего края, обжигая «хвосты» отходов, и получать при этом тепловую энергию, которой хватит для мини-заводов по производству, например, кирпичей. Мурадян якобы может переработать 730 тыс. тонн мусора в год. Это почти вдвое больше объема отходов в Красноярске (450 тыс. тонн, - Т.Д.) Объем инвестиций в строительство завода до 2014 г. составит 2 млрд рублей, плюс еще полтора все тот же Мурадян вкладывает в еще одно предприятие по переработке, на 50 тыс. тонн мусора… Дата публикаций - 2011 год.

Планы на мусор

Три года прошло. Вслед за Железногорском и депутаты ЗС вкупе с краевым правительством мусорной проблемой озабочены не на шутку. Настолько, что помимо уже упоминавшегося аукциона, проводят масштабное краевое совещание. Тоже про мусор.

- Был рассмотрен вопрос обращения с ТБО на территории Красноярского края, - рассказывает его участник от железногорской стороны, все тот же Юрий Латушкин.
- Обсуждали разные варианты. Основная мысль, которая притягательна для нашего города и актуальна, это кластерный подход к ТБО. То есть объединить в единое целое наш мусор, мусор Сосновоборска и Березовского района. Организовать единую систему сбора и переработки. Построить мусоросортировочные комплексы на этих территориях. Затем – мусороперерабатывающий завод, хотя таких заводов пока на территории края не предусмотрено. Захоронение так называемых «хвостов» производить на полигоне в Сосновоборске.

Думаете, вновь армянское радио? Но нет, речь на этот раз совсем не про камбэк Мурадяна, хоть и до боли знаком новый краевой антимусорный проект. Есть предложения от двух инвесторов, готовых строить мусоросортировочные комплексы: красноярец Шепелев с его компанией «Экоресурс» и индивидуальный предприниматель из Назарово Ильин. Их предложения пока рассматривают, все будет зависеть от того, сколько мы будем платить.

Новый мусорный ФЗ

Справка №1: вывоз куба мусора в Железногорске стоит 212 руб. Справка №2: к лету нам обещают новый федеральный закон про мусор. Известно, что там появится понятие собственника отходов и еще одно промежуточное звено в виде оператора, который будет организовывать передачу прав собственности. На мусор - в данном случае. Цепочка рисуется такая: город передает права собственности на свой мусор перевозчику. Он передает их оператору, тот решает вопрос утилизации. Пока - без комментариев, потому что закон еще не вышел, но порассуждать-то кто запретит?

- Все тут упирается во входную цену, - говорит Латушкин. - Пока она одна. Но коль скоро мы станем передавать это дело в собственность, должны будем заплатить за утилизацию и так далее. Пока платим лишь за вывоз, поскольку свалка тут у нас своя. Получается, что нам выгодно тянуть до последнего, что мы, собственно, и делаем. Хоть и не по своей воле – вопрос-то так и не решается. Какой грязью нас обливали с Новым Путем, когда мы хотели там построить свой новый полигон! И проект уже был. Говорили, мы – фашисты. Зато сейчас, если по формальным основаниям (а они появятся уже первого апреля!) прокуратура закроет нашу свалку, все вокруг города окажется завалено мусором. В Красноярск его никто, кроме наших дисциплинированных муниципалов, не повезет. Все будут валить куда попало.

Вот растаяли помойки – значит, к нам пришла весна…

Мусором и так все завалено. Как и каждой весной, когда снег, вдруг растаяв, обнаруживает все, что под ним было. И есть ли в Железногорске хоть один двор, в котором свои же жители не громоздят регулярно мешки с картофельными очистками, драными газетами, скисшей прошлогодней капустой и прочей дрянью? Вопреки всем устным и письменным призывам? Потому что всем хорошо известно: куда бы железногорцы свое ненужное добро ни складывали, рано или поздно коммунальщики все равно его найдут и увезут.

Вопрос «куда?» и, главное, «почем?» обретает новую остроту в свете грядущего закона. Упомянутая вскользь Латушкиным тема нового полигона ТБО благополучно разбилась о непреодолимую волю гражданского сообщества. Коль пока деваться некуда, работу нашего полигона по Красноярской, скорее всего, опять продлят. Но совсем скоро, похоже, это «пока» трансформируется в тот самый мусорный кластер - почти по Мурадяну.

Мусорные королевства

Что мусор - это богатство, не сразу дошло даже до самых продвинутых предпринимателей. Но оно такое же, как управляющая компания, как нефтяная труба и оптоволоконный интернет. Потому что в любой мусорной куче 26% - бумага, 7% - черные и цветные металлы, 4% - стекло и 17% - пластик. То есть более половины ТБО можно перерабатывать. И тех, кто успел понять это раньше других, зовут теперь мусорными королями. И королевами.

Самая богатая бизнес-леди в мире - китаянка Чжан Инь, она заработала свои 3 млрд долларов, скупив свалки в США. Извлеченное оттуда бумажное вторсырье уезжало в Китай, а потом возвращалось на родину в виде картонных коробок с китайским товаром. Меньше повезло сеньору Манлио Черрони, хозяину крупнейшей в Европе свалки «Малагротта» под Римом. Он угодил под арест за нарушение законодательства ЕС, регулирующего процесс утилизации мусора. Что не мешает Черрони гордо носить звание мусорного короля, нажитое на итальянских помойках.

Свои мусорные короли с королевами есть и в России. Со своей спецификой. Например, весь барнаульский мусорный бизнес шесть лет назад подгребла под себя некая бизнес-вумен Галина Татьянина. Да так грамотно, что местные власти до сих пор не знают, что делать. Тетенька богатеет, Барнаул тонет в мусоре, и все - по закону. А депутат Госдумы от КПРФ с Брянщины Вадим Потомский, который рыл незаконные карьеры и параллельно вывозил мусор, которым эти же карьеры и заполнял? Тоже наш российский мусорный король.

Так бизнес или нет?

Если поискать, мусоросортировочный заводик найдется и в нашем крае. Работает с 2007 года на девятом километре Енисейского тракта, имея серьезные проблемы с законом. В официальную эксплуатацию его кое-как подписали, победив сопротивление пожарных. Но ему грозит банкротство. Потому что – парадокс! - сырья мало: реальная загрузка меньше, чем наполовину. К тому же завод не безотходный, после сортировки не менее 50% мусора нуждается в захоронении. Куда его отправляют? Секрет. Попадет ли он в новый мусорный кластер? Тайна.

- Как и в любой технологической цепочке, всякое новое звено ведет к удорожанию процесса, - делится на Dela.ru Евгений Шепелев, один из двух потенциальных инвесторов строительства нового комплекса мусоропереработки. - Если сегодня куб мусора стоит около 35 рублей, то при переработке он дорожает почти вдвое, что ставит наш бизнес на грань рентабельности.

Шепелев тоже жалуется на нехватку сырья: оно не доходит до переработчиков, оседая на полигонах. Он даже как-то просил не строить дома с мусоропроводами, а организовывать контейнерные площадки. Ну-ну.

Это где-то там мусоропереработка – несомненно выгодный и перспективный бизнес. Но что-то пока не вяжется с ним у красноярских предпринимателей. Для Железногорска же главный вопрос на сегодня – даже не в продлении срока действия нашей свалки. И даже не про бизнес. Куда интересней будущая стоимость утилизации мусора по новой схеме и по новому закону. Насколько это будет дороже, чем сейчас? И кто заплатит?

Татьяна ДОСТАВАЛОВА
Комментарии
27 марта 2014 / "><a href="http://googleааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа.com/">goodgad</a>
Новость подкралась неожиданно
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения