Суббота, 06 Марта, 2021
Железногорск, Красноярский край

Минус 10 миллионов театра оперетты

26 октября 2020 / Культура / 0
Коллектив театра оперетты 21 октября встретился с двумя вице-мэрами. Говорили об изменениях в бюджете учреждения культуры. Сейчас идет разработка проекта, по которому предстоит понять, можно ли перевести 20 процентов средств из фонда оплаты труда на развитие железногорского музыкального театра.

Есть задача

На собрание приехали замглавы по социальным вопросам Евгений Карташов, замглавы по общим вопросам Михаил Будулуца, руководитель Управления культуры Яна Янушкевич, присутствовал и депутат Евгений Балашов.
- Я так понимаю, что есть ряд тем, которые вы, работники театра, выводите в публичную плоскость, - начал свою речь замглавы по социальным вопросам. - И дальше я не могу понять, что происходит: то ли ваша управленческая команда не на все ваши вопросы ответила, то ли мы в целом не понимаем, куда двигаемся.
Около двух месяцев назад перед Управлением культуры была поставлена задача - понять, где можно найти ресурсы, чтобы развивать культуру в нашем городе. Причем финансирование культуры не будет уменьшено ни на копейку. Но, по словам Карташова, не будет, скорее всего, и увеличено. Выхода два - терпеть и жить, как живем, или принимать непопулярные решения.
Поем и танцуем дальше
На сегодня фонд оплаты труда театра оперетты - 55 миллионов рублей в год. Получается, из этой суммы нужно высвободить 10 миллионов. И использовать их для увеличения зарплат артистам, приобретения оборудования, ремонтов и так далее.
- То есть на то, чего у нас давно не происходит в системе, - сказал Евгений Александрович. - Повторю - это лишь проектная задача, не решение.
Затем последовало разъяснение, за счет чего эта задача может быть решена. Причем коллективу театра обещают - ни один сотрудник, который оказывает собственно культурную услугу, не пострадает.
Это значит, что ни один актер, артист хора, балета не должен быть затронут будущими преобразованиями. Кроме этого, необходимо навести определенный порядок во внебюджетной деятельности. И нащупать тот порог, который не повлияет на качество оказываемой услуги.

Не убедили!

Но пока сотрудники театра оперетты убеждены, что еще как повлияет. С мест звучало, что грядут увольнения и сокращения на всех фронтах. Актер Сергей Китаев напомнил, что театр активно участвует в грантовой деятельности и благодаря этому ставит масштабные премьеры и закупает новое оборудование. И под сокращение могут попасть сотрудники, которые как раз и занимаются грантами. На что зам по социалке ответил: «Почему бы этим людям не платить зарплату из внебюджетных средств?»
Возникла тема покупки электронных билетов и необходимости работы билетеров и кассиров.
- Театр не может существовать без системы распространителей билетов, - прозвучало от Натальи Савочкиной, заместителя директора по основной деятельности.
- Спрогнозируйте распределение своих доходов таким образом, чтобы одна половина шла на зарплаты, вторая половина - на развитие, - ответил Карташов.- А сюда как раз и относятся расходы на рекламу и распространителей. И думаю, вы слегка лукавите, когда говорите, что основная масса вашего зрителя не пользуется онлайн-кассами.
Прозвучал ответ и на короткий вопрос - исходя из суммы в 10 миллионов, какое количество сотрудников должны освободить свои места?
Как выяснилось, в театре без учета 18 совместителей работает 102 человека. Получается, в скором времени решится судьба 24 сотрудников. А кто это будет, определять директору театра.
- Вы нам говорите, это проект, а нам из Управления культуры уже пришла бумага - образец уведомления о сокращении и переводе на другие ставки, - выступила одна из сотрудниц театра.

?Общий бюджет фонда оплаты труда в учреждениях культуры Железногорска на 2019 год - 300 миллионов рублей. Из них 60 млн ушло на оплату труда преподавателей, артистов, руководителей кружков и т.д. А 120 млн - на зарплаты заместителям директоров, методистам, руководителям секций и отделов. 

Евгений Карташов после этого заявления сдерживал эмоции из последних сил:
- Можно принять решение, при котором не будем ничего трогать, оно возможно. И давайте дальше оставаться в здании, которое рушится. Если вас это устраивает, будем работать так.
- Извините, а почему мы должны за счет своих рабочих мест, благосостояния наших семей закрывать вот эти дыры в городском бюджете, который не может позволить сделать нам крышу, отремонтировать ДК, - раздалось из зала. - У нас в коллективе сокращать некого, лишних и ненужных сотрудников нет. И уже известно, что под угрозу попадают технические цеха, главные специалисты. Почему мы должны из своего кармана вынимать эти деньги?
- Я не знаю, на каком этапе обсуждения проекта произошел перекос в понимании того, что происходит, - взяла слово хормейстер Елена Зайцева. - Под моим началом коллектив
из 15 сотрудников и еще один человек - совместитель на полставки. Когда мне говорят, что от хора останется три человека, я понимаю, что мне тогда просто будет нечего делать в театре. Через какое-то время возникает ситуация, когда узнаю, что выделяется полставки хормейстера, который будет руководить пятью хористами. Как тогда можно ставить такие спектакли, которые у нас идут? Они все массовые. Приводится такой довод: артисты хора ведь не работают каждый день? Это все прозвучало из уст тех, кто инициировал данный проект.
Кстати, у семи артистов хора в мае следующего года заканчивается контракт.

Список неприкасаемых

На это Евгений Карташов зачитал список, в котором обозначены должности, не подлежащие сокращению. В числе «неприкасаемых» оказались и хормейстер, и артисты хора в том числе.
А прецедент, о котором упомянула Зайцева, предложил обсудить в индивидуальном порядке.
Затем к коллективу вышла Наталья Савочкина, заместитель директора по основной деятельности.
- Нам Управление культуры поставило конкретную задачу -  привести штатное расписание в соответствие тем деньгам, которые у нас есть, и мы из 130 штатных единиц должны убрать 40 и оставить 94. Для того чтобы оставить в коллективе практически всех, нам нужно было перевести кого-то на половину ставки, и так далее. Причем при Яне Олеговне обсуждался перевод пенсионеров на полставки, и она же спрашивала - зачем вам, к примеру, монтировщики.

Евгений Карташов зачитал список, в котором обозначены должности, не подлежащие сокращению. Это артисты, аккомпаниатор, ведущий мастер сцены, артисты балета, хора и вспомогательного состава театра, оркестр, декораторы, балетмейстер, главный художник, дирижер, звукооператор, звукорежиссер, концертмейстер, культорганизатор, преподаватель, режиссер, руководитель клубного формирования, руководитель кружка, хормейстер, художественный руководитель.

В завершение совсем не конструктивного разговора Евгений Карташов сказал, что готов еще раз встретиться и все обсудить.
- И вообще, надо еще разобраться, есть ли у вас люди, которые работают на 2-2,5 ставки. В железногорской культуре в целом есть и те, кто на трех ставках трудится. Давайте встретимся еще раз, и я подготовлю презентацию, где цифры покажут, с какими зарплатами и премиями работают ваши заместители директора. И не обманывайте людей - сейчас никаких задач, связанных с оптимизацией, решать не надо. У вашего руководителя цель - подготовить только проект, - подытожил замглавы.
- А не получится после сокращения так, что артисты будут выступать голые на площади перед ДК? - подключился к разговору депутат Евгений Балашов.
- Не получится, если мы с вами подготовим проект, обсудим его с депутатами. Но сначала получим оценку профессионального сообщества, - ответил зам по социальным вопросам.

***

За все время собрания от вопросов отбивался только Евгений Карташов. Руководитель Управления культуры почти все время молчала и лишь изредка поправляла и вставляла реплики. А директор Александр Потылицин выступил лишь в конце собрания - поблагодарил замглавы за разъяснения.
По итогу сложилось впечатление, что коллектив так и не понял, кого конкретно затронут преобразования, многие растеряны. Пламенная и местами очень эмоциональная речь замглавы никого не убедила в необходимости и целесообразности перемен.
Пока же понятно одно: или кто-то плохо объясняет, или его по каким-то причинам не понимают или не хотят включаться в преобразования. Почему коллектив театра все воспринимает в штыки? Может, изначально нужно было действовать более аккуратно и подготовить сотрудников театра к грядущим переменам. В любом случае, результат планируемых преобразований скоро мы все увидим. В ноябре проект реорганизации уже должен быть готов.

Екатерина МАЖУРИНА 
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения