Среда, 20 Ноября, 2019
Железногорск, Красноярский край

Травля

3 ноября 2019 / Есть тема / 0

Сегодня у нас очень сложная для обсуждения тема - она связана с физическим насилием в среде подростков. Травлю, словесные оскорбления, агрессивное преследование, издевательства в соцсетях, групповые избиения сейчас именуют общим термином «буллинг». Это явление существовало во все времена, но в последние годы буллинг не просто распространен, но даже популярен среди молодежи и принимает порой самые шокирующие формы. Железногорск не стал исключением.

Майским вечером в городском парке шесть 14-15-летних девиц избили свою сверстницу. Все началось со словесной перепалки: девушки стали предъявлять своей знакомой претензии личного характера. Какие именно, не суть важно, важно то, что подтверждать свою правоту они бросились всей толпой, используя в качестве решающих аргументов руки и ноги. Били по очереди. И не только по телу. Били по голове и лицу. Девочка падала, пыталась подняться - и снова падала от ударов. Трудно представить чувство страха, стыда, беспомощности и отчаяния, которое она пережила в тот вечер…

Происшествие рассматривалось на нескольких заседаниях комиссии по делам несовершеннолетних. Разговаривали с каждой семьей отдельно, в присутствии директора школы. На данный момент все девушки поставлены на учет в УВД, в КДН и на внутришкольный учет.

Но самое страшное в том, что подобные истории для города - не редкость. «ГиГ» пообщался с несколькими подростками, которые, как говорится, в теме. Массовые драки происходят регулярно, сообщили наши собеседники. И даже свои укромные места для этого имеются по всему городу. Раньше, например, собирались прямо за сценой «Ракушка». Механизм не нов: назначается стрелка (сейчас ее называют матерным словом) - пойдем, мол, перетрем. Повод может быть любым, самым ничтожным. Если не придешь - в глазах толпы ты трус, слабак, и впоследствии тебе будет еще хуже. Собираются, как правило, с группой поддержки, и бьются в кровь. И парни, и девушки. Сейчас популярное место для битв - в лесочке за СЮТом. Ребята утверждают, что туда прохожие часто вызывают полицию, настолько чудовищные бывают драки. Кого-то даже ловили, говорят, но большинство успевают убежать. Спрашиваю парней: «Вы кому-нибудь из родных про это рассказывали?» - «Нет, конечно, пусть спят спокойно, зачем их расстраивать?» Вот так.

Вообще говоря, нечто подобное мы и раньше проходили: помните драки двор на двор, район на район в 80-90-х? Чуть что не так - «Пойдем махаться!» Дрались больше ради драки. Но вот сейчас, на мой взгляд, есть какая-то особая циничность: тяга к унижению, стремление снять и выложить это унижение в соцсетях.

Можно долго рассуждать о причинах и последствиях буллинга, о его видах. Можно разобрать психотипы агрессора, свидетеля, жертвы. Тема объемная, заслуживает отдельных публикаций, и мы к ней обязательно вернемся. А пока предлагаем родителям несколько комментариев наших специалистов.

Алиса СБИТНЕВА

Инга ШЕСТАКОВА

старший преподаватель кафедры управления, экономики и права Красноярского краевого института повышения квалификации и переподготовки работников образования

- Есть вневременные факторы агрессии подростков, а есть факторы, связанные с развитием общества. К последним я бы отнесла бурное распространение видеоигр и социальных сетей. Каждый восьмой подросток в будни проводит в интернете более пяти часов. Сейчас популярны группы, в которых незыблемые человеческие ценности высмеиваются и обесцениваются, а пропагандируются цинизм, антипатриотизм, самоуничижение и унижение окружающих.

Телевизор тоже вносит свою лепту - в многочисленных ток-шоу неуважение к оппоненту преподносится как норма. Авторитет учителя в школах сильно упал. Это плоды 90-х и рыночной экономики, когда деньги заменили честь, совесть и образованность. Есть еще фактор - чрезвычайно высокая учебная нагрузка в школах, а также неподготовленность и грубые ошибки педагогов в работе с детьми. Еще дети хотят ощущать себя взрослыми и стремятся в этом статусе самоутвердиться. Сделать это проще в группах, где они стараются обратить на себя внимание - как со стороны вожака, так и прохожих.
К вневременным классическим факторам неадекватного поведения подростков можно отнести недостаток эмоционального контакта ребенка с родителями, физиологические, гормональные изменения в возрасте от 14 до 17 лет. Отсюда эмоциональные всплески, страхи, агрессия, усиленная отсутствием доверительного диалога с родителями.
Я бы хотела рассказать свою историю, которая произошла почти 30 лет назад. Говорят, время залечивает раны. Однако есть случаи, на которые это правило не распространяется. И несмотря на то, что сейчас я счастливая мама двоих детей, у меня прекрасная семья и многое из того, что было задумано в юности, реализовано, я помню каждое мгновение того вечера…

Солнце уходило за горизонт, жара летнего дня сменялась вечерней прохладой, наполненной ароматами цветов. Я с подружками шла по тропинке вдоль берега нашего озера. Я была наполнена той самой первой любовью, о которой многие девушки мечтают в прекрасные 16 лет. И вдруг наверху, в парке я увидела Его! Он шел с ребятами, что-то увлеченно рассказывая. Он недавно вернулся из летней математической школы, конечно, ему было чем поделиться!

И тут я почувствовала сильный удар в спину, между лопатками. Ударили с разбега ногой. Я не удержалась и упала на землю. Меня продолжали пинать по ногам, по туловищу. Не понимая, что происходит, я пыталась подняться и посмотреть на тех, от кого это исходит. Но как только я поднимала голову, мне тут же прилетал удар в челюсть, в глаз или нос. Била девушка, со звериным остервенением, она была чуть старше меня. Потом к ней присоединилась еще одна. Помню их глаза, горевшие огнем ненависти. Помню их кулаки и ноги в кедах с цветными шнурками (в то лето это было модно.

Через какое-то время подбежали ребята и с трудом их оттащили. Точнее, сложно было успокоить первую нападавшую, вторая была просто «за компанию».
Уже потом я узнала, что эти девушки посчитали, что я смотрю на них как-то не так. И это им очень не понравилось.

Боль физическая в разы перекрывалась болью психологической, ощущением несправедливости и беспомощности против толпы, чувством полной незащищенности.
Прожив это, я стала чужую боль чувствовать острее. Очень хочется своих мальчишек научить чувству сострадания и сопереживания людям, с которыми их сводит жизнь.

Марина МАЛИНОВА

главный специалист комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации ЗАТО Железногорск

- Любое сообщество людей - семья, рабочий коллектив, толпа, государство - создает так называемый эгрегор, информационно-энергетическое образование, которое усиливает ментальное поле участников этого коллектива. Провокатор в толпе, самодур-начальник в коллективе, диктатор во главе государства - то есть сильная личность, способная манипулировать большими массами. Но всегда находятся люди, не поддающиеся ментальному давлению. Это, как правило, именно те, в ком есть нравственный стержень. Поскольку в толпе доминируют бессознательные составляющие, толпа заурядна, попросту говоря, глупа, хотя может состоять из умных и образованных людей. В толпе индивид, с одной стороны, вследствие численности массы приобретает «сознание непреодолимой силы», а с другой - теряет чувство собственной ответственности.

Так вот задача родителей - сформировать этот стержень в своем ребенке и не кивать в случае чего в «пустое место», говоря о том, что мой ребенок следовал за всеми и одновременно ни за кем, поэтому ему простительно насилие, ведь он был под влиянием толпы!

Прислушайтесь к словам И.Гёте: «Нет ничего отвратительнее большинства: ведь оно состоит из немногих сильных, идущих впереди; из подлаживающихся хитрецов; из слабых, которые стараются не выделяться; и из толпы, которая семенит следом, не зная сама, чего она хочет».

[из письма в редакцию]

Расскажу случай из своего пионерского детства. Нам было лет 10-11. В лагере какая-то бойкая девчонка из нашей палаты заставляла одну тихоню по вечерам стирать то носки, то трусы: «Иванова, ты вонючка, быстро иди стирать трусы!» Та шла и покорно стирала. Она была крупная, на две головы выше любой из нас, но отпора никогда не давала. Мы гурьбой бежали в туалет и с любопытством смотрели, как бедная забитая Иванова, роняя слезы, стирает в раковине белье. И хихикали.
Эти постыдные воспоминания для меня мучительны до сих пор. Ведь я была доброй девочкой, могла заплакать даже из-за вида раздавленной кем-то гусеницы, а здесь - не только не останавливала никого, а еще и наравне со всеми смеялась. Что чувствовала наша жертва, и как повлияло на нее унижение, испытанное в детстве, остается только догадываться…

Ольга Д.

Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения