Суббота, 08 Августа, 2020
Железногорск, Красноярский край

А куда вы денетесь?

10 декабря 2018 / Есть тема / 0
Если вы еще не утеплили окна, то самое время это сделать. Красиво разложите вату или синтепон на подоконнике, а сверху новогоднюю мишуру. Уже пора, под Новый год «Гисметео» обещает минус 30, а нормальная работа системы теплоснабжения все больше переходит в разряд новогоднего чуда.

Сделал дело - гуляй смело


В январе 2018 года, еще в прошлом отопительном сезоне, известный вице-спикер сообщил СМИ: «По итогам контрольного мероприятия муниципальное предприятие «Гортеплоэнерго» - это банкрот». В ноябре 2018-го Владимир Кулинич ушел с поста руководителя Гортеплоэнерго (ГТЭ), оставив предприятие в еще более усугубленном финансовом состоянии. По не подтвержденной пока информации, его прочат на должность заместителя директора КрасЭКо.

Правда, удивительная комбинация? Руководитель ГТЭ нарастил задолженность перед КрасЭКо, и теперь его собираются брать «на повышение» в это самое КрасЭКо. Если это действительно произойдет, то появятся веские основания говорить, что на посту директора ГТЭ Кулинич выполнял «секретное поручение» по созданию условий для банкротства Гортеплоэнерго. Сегодня условия созданы, у КрасЭКо есть все формальные основания для запуска процедуры банкротства и последующего поглощения ГТЭ. От развития событий по этому сценарию нас сегодня удерживают только политические нюансы.

Если все платят всем

Мы привыкли считать, что Гортеплоэнерго является катастрофически убыточным предприятием с миллиардными долгами, и тот, кто возьмет на себя бремя его забот, станет практически спасителем Железногорска. Формированию такого мнения способствовали многочисленные высказывания и публикации политиков, которые давно во власти, но почему-то продолжают вести себя, как оппозиционеры: ГТЭ - это «фу», а КрасЭКо - образец эффективности. А давайте посмотрим на цифры?

23 ноября председателю Правительства Красноярского края Юрию Лапшину был передан запрос депутата ЗС Петра Гаврилова, в котором фигурируют такие цифры. В октябре 2017-го (год назад) кредиторская задолженность ГТЭ (главным образом перед КрасЭКо) составляла 1 миллиард 272 миллиона рублей. Одновременно дебиторская задолженность исчислялась суммой 1 миллиард 237 миллионов. То есть если «все платят всем» и дебиторка гасит кредиторку, то чистых долгов остается 35 миллионов рублей - сумма фактически незаметная на фоне оборотов ГТЭ. Понятно, что у Арбитражного суда будет много вопросов по поводу обоснованности банкротства.

Мужество плательщиков

Что изменилось за прошедший год? Кредиторка выросла на 411 миллионов, а дебиторка - на 250 миллионов. Соответственно, 35 миллионов некомпенсированного убытка превратились в 196. Есть повод уйти на повышение, что тут говорить. При этом еще в сентябре произошло разделение системы платежей ГЖКУ и ГТЭ. И до сих пор ГТЭ не создало внятного механизма платежей, который должен был быть создан уже в момент разделения. Большая часть наращенной дебиторки - это неплатежи населения, которое даже и готово заплатить, но вовсе не согласно тратить на это полдня жизни.

Если в составе ГЖКУ платеж элементарно делался через ближайший банкомат или интернет, то сейчас, если нет в Сбербанке личного кабинета, то надо идти туда с квитанцией, а на сайте ГТЭ раздел «оплата услуг» отсутствует как категория. В условиях усиленно декларируемой цифровизации все это выглядит как саботаж системы сбора платежей. Также понятно, что как только потусторонний «спаситель» немного пошевелится и сделает удобные платежи, то большая часть наращенной дебиторки прилетит обратно - это будет отличный повод заявить о том, как все стало эффективно.

Ну и как вы понимаете, слухи о катастрофическом положении ГТЭ несколько преувеличены. Тепловые сети Железногорска были и остаются весьма привлекательным куском для внешних компаний. И поверьте, КрасЭКо не единственный вариант. Но у КрасЭКо есть «неоспоримое» преимущество: если что-то пойдет не так, то тут же полетит иск в Арбитраж, зря что ли так усиленно наращивали кредиторскую задолженность ГТЭ последний год?

36 часов на утепление

Ну и, как всегда, главной жертвой борьбы за эффективность становится безопасность. Еще не так давно мы понимали: если что-то случается с ЖТЭЦ или «тысячкой», то котельная №1 в пиковом режиме подхватит город в полном объеме. Данные, которые приводит в своем депутатском запросе Петр Гаврилов, говорят о том, что «если завтра война» или даже маневры, то мы начнем мерзнуть. Начнем с того, что до сих пор нет информации, что для котельной №1, находящейся в краевой собственности, определена эксплуатирующая организация. Договор аренды с ГТЭ закончился 31 октября 2018 года. Владимир Кулинич, надо отдать должное, подавал заявку на продление аренды, но что-то там опять процедурно не срослось в нашем правовом поле.

Напомним, что котельная №1 включается на город уже при минус 13 градусах. Напомним также, что покрытие температурного режима минус 37 градусов является обязательным для нашего региона. И мы справимся! Но не более трех суток. При условии, что на ЖТЭЦ не смерзнется уголь, как прошлой зимой, и что она будет кочегарить вовсю. А если не будет, то, по состоянию запасов мазута на 15 ноября, топиться по нормативам мы сможем ровно 36 часов - 1600 тонн мазута. Из 3 паровых котлов котельной №1 в работе остался только один, без резерва. И от надежности его работы зависит техническая возможность слить замерзший мазут из ж.-д. цистерн и подготовить его к сжиганию уже на водогрейных котлах, которых осталось 4 из 6.

На сегодняшний день сумма для приведения котельной №1 в надлежащее состояние оценивается в 64 миллиона рублей, но снова непонятно, кто и из каких источников может и должен это сделать. Эта правовая витиеватость, собственно, и есть узел проблемы - естественный цикл ремонтов-амортизаций-обновлений не сформирован и не работает.

Призвать цифровизацию

Петр Гаврилов, конечно, атомщик, и нужно делать скидку на то, что все атомщики хотят иметь больший запас по безопасности, но вот что он пишет в заключении своего депутатского запроса: «Сложившаяся ситуация в начале длительного отопительного сезона с низкими температурами, на мой взгляд, является критической и требует принятия исчерпывающих и срочных мер по предотвращению угрозы режиму обеспечения энергобезопасности стотысячного города».

Процесс подготовки мазута к сжиганию занимает от 10 суток до двух недель. Нормально? При том что Красноярскнефтепродукт письменно уведомил ГТЭ о приостановке поставки мазута? Если наложить текущую ситуацию на месячный прогноз погоды, то ненормально будет уже 9 декабря. Это (внимание!) только штатная ситуация, которая должна просто отрабатываться в нормальном режиме эксплуатации системы теплоснабжения. Но по факту отрабатывается не штатно, а опять в ручном режиме, аж через Москву. Такое чувство, что у нас мазут надо заслужить, а не государство обязано гарантировать его поставки, чтобы народ не замерз.

Конструктивное предложение: транслировать онлайн запас мазута и обязать всех поставщиков публиковать цены на него, которые являются офертой, а не «позвоните, договоримся». И пусть в новостях звучит: завтра минус тридцать, запас мазута столько-то тонн. Ну чтобы вся пищевая цепочка ответственных лиц понимала: если что-то случится, то отсидеться за тем, что «меня не проинформировали», не получится.

Борис РЫЖЕНКОВ
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Анонсы

Где можно купить газету «Город и горожане»?
Газету «Город и горожане» можно купить в следующих торговых точках:
21 июля в Железногорске начинают работать окружные избирательные комиссии
На избирательных округах ЗАТО Железногорска с 21 июля приступают к работе окружные избирательные комиссии (далее - ОИК), которые непосредственно взаимодействуют с гражданами - кандидатами в депутаты Совета депутатов ЗАТО г. Железногорск Красноярского края шестого созыва.
Информация о размещении агитационных материалов в газете «Город и горожане»
Агитационные материалы будут размещаться в газете «Город и горожане» на безвозмездной основе и платной основе.
В Красноярском крае продлен режим ограничений для организаций и предприятий
В Красноярском крае до 9 августа продлен режим ограничений для организаций и предприятий. Зато с 10 июля разрешается работать летним открытым площадкам (верандам, террасам) при стационарных предприятиях общественного питания – кафе, ресторанах, барах, столовых.