Пятница, 20 Октября, 2017
Железногорск, Красноярский край

Экономия должна быть безопасной

29 сентября 2017 / Есть тема / 3
За десятилетия, пока Железногорск отапливал реактор АДЭ-2, уверенность, что батареи у нас будут всегда горячими, стала привычкой. Потом пришлось поволноваться: у города появился новый угольный теплоисточник, и за тепло стали брать заметно больше денег, чем в Красноярске или той же Москве. А теперь добавилась еще одна забота - как бы в погоне за «экономической эффективностью» не сжечь котел, на котором висит добрая половина города.

Пока у нас все в порядке, в текущий отопительный сезон Железногорск вступил неожиданно рано, даже раньше традиционного 15 сентября, за что, видимо, стоит сказать спасибо как властям города, так и энергетикам. Беспокойство вызывают только два момента из июльского интервью «Сегодняшней газете» исполнительного директора ЖТЭЦ Алексея Пузика «ЖТЭЦ: как снизить тариф на тепло». Первый касается комфорта - дескать, хорошо бы и нам летом на две недели отключать горячую воду, как всем. Здесь комментарии только разве из анекдота: «Чего хотят эти митингующие? Чтобы не было богатых. Странно, мой дедушка-декабрист хотел, чтобы не было бедных». Тут даже обсуждать ничего не хочется, пусть лучше задумаются, как не отключать горячую воду у красноярцев, чем у нас сделать «как везде».

Второй вопрос гораздо серьезнее. Рассматривая доступные ему, как исполнительному директору, средства снижения тарифа, Алексей Пузик говорит в том числе, что можно в котлах ЖТЭЦ попробовать использовать другой уголь и за счет этого достичь экономии: «Затраты сокращаем. Планируем для организации конкуренции на рынке угля покупать более калорийный уголь. Сжигая в смеси уголь Бородинского разреза и более калорийный уголь в пропорции 50 на 50, мы планируем достичь экономии и снижения затрат». Всем понятно, в буржуйку чего только не бросишь - лишь бы горело. Казалось бы, какая разница, какой уголь загрузить в котел Железногорской ТЭЦ? Если выйдет дешевле, так, может, и рискнуть? Оказывается, разница есть: можно так угробить котел, что ремонт на три-четыре недели растянется. А зима близко.

Сжечь котел на непроектном угле можно легко и просто. По указанию центральной закупочной комиссии Росатома, вопреки мнению специалистов ГХК, в 2012 году было принято решение о закупке угля для котельной №2 ГХК способом «открытые конкурентные переговоры». Чтобы перейти на другой уголь, надо проводить полномасштабное опытное сжигание непроектного топлива, следовать различным методикам, привлекать специализированные организации, что и было сделано. Однако в результате через 10 дней котел с непроектным углем ушел в аварийный останов - зашлаковался и вышел из строя. Отрицательный результат - тоже результат. В Росатоме сделали правильные выводы: вернули проектное топливо и пошли искать резервы оптимизации в других местах. Что касается поставщиков непроектного угля, то они по мировому соглашению, утвержденному Арбитражным судом, возместили Горно-химическому комбинату возникшие убытки и больше тему «организации конкуренции на рынке угля» не поднимали.

На этом примере видно, что риск остаться без тепла вовсе не мифический, а очень даже реальный. Теперь давайте оценим, ради чего рисковать. Может быть, на другом угле мы получим тариф в два раза дешевле? Примечательно, что цифры этой экономии никто не называет, а сколько стоит уголь, да и любое другое топливо, не говорит. Но известно, что среднепотолочный вклад топливной составляющей при угольной генерации составляет примерно 25%. А разница стоимости бурых углей на рынке - примерно 10%. То есть чисто теоретически можно сэкономить одну десятую от четверти стоимости «топливной составляющей», ровно 2,5%. Или 25 рублей с тысячи. Стало легче? Вряд ли.

Кроме того, надо иметь в виду очень простую вещь. Та экономия, которую получает ЖТЭЦ, это бизнес-экономия ООО «КЭСКО», это его деньги, и думать, что они автоматически конвертируются в снижение тарифа - большое заблуждение. Но политическая ситуация выгодная, эксплуатирующая ЖТЭЦ компания имеет редкую возможность сделать то, под чем Ростехнадзор вряд ли когда-либо подписался бы, если бы не накаленная обстановка с железногорским тарифом. Бизнес имеет возможность завести новые отношения с поставщиками непроектного для ЖТЭЦ угля и даже получить на этом какую-то экономию в производстве. А нам от этого что? Мы будем продолжать платить тот же тариф и дополнительно получим весьма существенный риск заморозить город. Разумеется, есть мазутная котельная №1, которая и одна весь Железногорск потянет, но там же - о ужас! - вообще мазут, который дороже угля раза в три-четыре-пять.

Примечательно, что вариации с углем, о которых говорит Алексей Пузик в своем интервью, это внутренняя работа энергетиков ЖТЭЦ. По крайней мере, депутаты об этом узнают из его интервью. А обратил на публикацию соответствующее внимание и вовсе один депутат - легко догадаться, что это был генеральный директор ГХК Петр Гаврилов. Просто он по своей профессиональной деятельности инженер, и понимает, к чему приводит использование непроектного топлива. Ну и потому, что он руководитель предприятия, где у него на глазах при таких экспериментах сгорел котел. Депутат-инженер Гаврилов написал депутатский запрос: «… в целях обеспечения энергетической безопасности системы теплоснабжения ЗАТО г.Железногорск прошу Вас, уважаемый Алексей Николаевич, проинформировать меня о соблюдении всех нормативных требований со стороны ООО «КЭСКО» (Железногорская ТЭЦ) при принятии решения о возможности применения непроектного топлива и приложить копии отчетных документов». Из ответа Алексея Пузика следует, что сжигание непроектного угля (в соответствии с требованиями РД, как и положено) уже, оказывается, было проведено весной 2016 года, то есть немедленно после того, как ООО «КЭСКО» заступило на эксплуатацию ЖТЭЦ. А также «получено согласование завода изготовителя котлов ООО «Сибэнергомаш-БКЗ» на сжигание непроектного топлива».

Это весьма неполная информация. На самом деле «Сибэнергомаш-БКЗ» не согласовал сжигание непроектного топлива, он согласовал «сжигание непроектного топлива (смеси Большесырского и Ирша-бородинского углей в соотношении 50/50) в качестве резервного топлива при условии установки дальнобойных аппаратов водяной обдувки типа ОВД и замены электродвигателей ДВ». Ключевая фраза здесь - «в качестве резервного топлива». То есть это на случай ЧС, и то при условии модернизации обвязки. Такая формулировка совершенно точно не разрешает топить смесь углей на постоянку.

Любой котел рассчитан на свой родной уголь, который горит там с максимально возможной отдачей. Причина замены угля может быть только одна, и она вынесена в заголовок методических указаний по замене угля - РД 153-34.1-44.302-2001 «Методические указания по организации изменения топливного режима в связи с недостатком проектных углей на электростанциях». Ясно указана причина замены топлива - «в связи с недостатком проектных углей». Методички с названием «в связи с необходимостью организации конкуренции на рынке угля» в природе не существует!
Товарищи угольщики, а давайте вы будете конкурировать на стадии проектирования энергоузлов, чтобы туда закладывали котел под ваш уголь. Почему бы вам и вовсе за свой счет не строить угольные ТЭЦ? Это же потребитель вашей продукции на десятилетия вперед, это же ваше будущее: не только шикарные яхты, но и социальная стабильность в шахтерских городах. Достройте к ЖТЭЦ котел в полное развитие под ваш уголь, и его будут покупать долго и счастливо. А вот лезть с непроектными углями в ЖТЭЦ не надо.

История, как вы понимаете, не закончена. Настоятельная тяга рискнуть котлами ради копеечной выгоды под прикрытием борьбы за снижение тарифа остается. Мы следим за развитием ситуации.

Борис РЫЖЕНКОВ
начальник УСО ФГУП «ГХК»
Комментарии
1 октября 2017 / Перегрев
Брехня, ростом эту тему заварил с ЖТЭЦ облажались, а теперь мешают сделать по уму. Кулеш в газете сказал что уже подешевел тариф от прихода Красэко и снизится еще! Вот у Гаврилова и бомбануло
1 октября 2017 / недогрев
не, ну если Старик Кулеш в газете имени кулеша сказал - то конечно, тариф вниз рванул, его напугавшись. Леха, перелогинься
1 октября 2017 / Гхковец
Гаврилов и сам говорил о том что все энергохозяйство должно быть в одних руках и тогда мол будет экономия. Вот определились руки - КрасЭКО и миллиардер Мельниченко. Эти руки быстренько прикупили себе депутатиков: Кулеш, Зайцев и на сдачу Бондаренко они же и приезжали в город представлять нового владельца. Так что в целом - за что боролись на то и напоролись
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения