Среда, 20 Ноября, 2019
Железногорск, Красноярский край

Вокруг ЗАТО. Климат и необычные природные явления

6 ноября 2019 / История города / 0
Абсолютное число горожан знает, что климат у нас континентальный. Обсудим вопрос, менялся ли он за 400 лет после прихода русских на Енисей, в Красноярск. Мы, сибиряки старшего поколения в возрасте 80-90 лет, можем утверждать: климат у нас за последние 50 лет не очень резко, но явно изменился, стал более умеренным. Причины две: создание Красноярского водохранилища и общее глобальное потепление.

За четыреста лет

Таким же с большой долей вероятности климат был с конца XVI по конец XVIII веков. Это утверждение основано минимум на трех факторах. Два из них побочны. Автору этюдов посчастливилось познакомиться с сотнями документов (наказов, записок, отписок, челобитных, сказок) в архиве Сибирского приказа в Тобольске, бывшем двести лет столицей Сибири. Просмотрел я сотни церковных книг Енисейской епархии (в красноярском ГАКК самый старый экземпляр сохранен с 1745 года, со времени царствования Елизаветы Петровны). И что же? Служилые, казаки, подьячие, дьяки писали обо всем, в том числе жаловались на мздоимство воевод, на гнус, на плохие дороги, разливы рек, но нет жалоб на длительные большие морозы.

В 1601 году при Борисе Годунове поморы и мастера из березовского, обдорского и сургутского острогов начали за Полярным кругом на реке Таз строить торговый град Мангазею. С 1604 года сюда стали приплывать с товарами и за пушниной купцы, в том числе из Средней Ахи. Мангазея «кипела златом» до 1640 года, когда соболей окрест ее перебили. Так вот, по записям торгашей в Обскую и Тазовскую губу они приплывали в апреле-мае, уплывали в сентябре-октябре. А в 40-80-х годах прошлого века первые суда с пионерами из Дудинки отправлялись в Атаманово, в пионерлагерь «Таежный», только в середине июня; последние же баржи с картофелем и другими овощами от причала уходили в конце октября.

В XVIII веке Сибирь исследовали экспедиции Российской академии наук под началом Стреленберга, Гмелина, Миллера, Палласа, Мессершмидта. Все они проплывали по Енисею и мимо наших мест, вели научные исследования по широкому кругу вопросов. 
С 1620 года до с
дачи Московского тракта во второй половине XVIII века все отряды, дружины, экспедиции на Камчатку, на оконечность Азии, на Дальний Восток, с дипломатической миссией в Китай шли по маршруту Тобольск - по Иртышу вниз до Оби - вверх по Оби (1000 км) и по Кети (1000 км) - через Маковский и Енисейский остроги. И все отмечали: «Климат здоров», «Климат благоприятен», «Солнечных дней больше, чем в Московии и в северных европейских областях России». 
С конца XVIII века началось похолодание, климат стал резко континентальным, с максимумами от  минус 40-50 градусов зимой до плюс 35-40 градусов летом.

В прекрасном Музее Енисейского речного флота хранится много уникальных экспонатов, раритетов, в их числе книга «Река Енисей от Красноярска до Енисейска» (издание Управления внутренних водных и шоссейных дорог России, 1913 г.). В ней опубликованы сведения о наводнениях и о датах ледостава и ледохода в Красноярске и в Енисейске с 1790 по 1911 год (составители - известные ученые-краеведы М.Ф.Кривошапкин и А.И.Кытманов). По их данным, Енисей находился подо льдом в 1835 году 153 дня, а в 1910 году - 196 дней (разница 43 дня на одной широте!). В 1907 году лед тронулся 5 апреля (по старому стилю), а в 1910 году - 1 мая.
Практически не зафиксированы длительные периоды стабильности, даже в соседних годах график колебаний острый.

* * *
В краевом архиве в фонде №546 Сухобузимского волостного правления, 1803-1906 гг.) мне удалось первому среди краеведов найти еще один оригинальный документ - «Анкету Российской академии наук 1655 года по Сухобузимской волости» (ныне - район, наши соседи). 
В 1854 году было принято решение о выпуске Российской энциклопедии. Во все без исключения волости из Петербурга и губернских городов направили по 3-5 чиновников, которые жили не менее полугода на местах, собирали сведения для специальной анкеты. Этот уникальный документ «Описание границ, почвы, гидрографии, путей сообщения, климата, населения, хозяйств Сухобузимской волости 1855 года» весьма интересен. Прочтите выписку из него: «Размеры волости 80 верст на 50 верст. Граничит с Погорельской, Частоостровской, Нахвальской, Еловской волостями. Грозы бывают часто и сильны. Ветра сильны и часты, особенно зимою, продолжаются несколько дней кряду. Засухи также случаются, более весной, и вредят много растениям. Вообще по волости климат холодный, но для здоровья жителей безвредный».

Большая вода

Наводнения на Енисее и на его притоках случались в среднем по четыре раза за столетие. В XIX веке самое большое из них зафиксировано в 1888 году. Из деревень ниже Красноярска унесло немало амбаров, бань, мельниц, заборов. В том году после посещения Сибири умерла жена В.И.Сурикова, оставив полусиротами двух девочек (одна из них стала бабушкой Никиты Михалкова и Андрона Кончаловского).
Наш гениальный земляк потерю переживал тяжело, впал в депрессию и заявил о том, что рисовать, создавать полотна больше не будет. Весной 1899 года брат Саша привез его с детьми в Красноярск. В своих мемуарах (запись М.Волошина) Василий Иванович вспоминал: «В родительский день мы поехали в Сухобузимское (там был похоронен отец художника. - Авт.). От Погорелки дорога шла вдоль речки Малый Бузим. На меня произвели огромное впечатление следы прошлогоднего наводнения: широкие промоины, поваленные столетние деревья, срубы мельниц из толстых бревен, водяные колеса».

Известно, что в конце 1899 года зимой Суриков наблюдал праздник «Взятие снежного городка» в Миндерле, куда привез его меценат, городской голова Красноярска Кузнецов. Он не удержался, делал наброски. А в Торгашино, откуда родом его мать, ему соорудили такой же городок, и появилась еще одна (к счастью, не последняя) картина. 

* * *
В ХХ веке наводнения зафиксированы полосами на скале Атамановского быка в 1906, 1916, 1936, 1941, 1949 годах. И, конечно, мои ровесники помнят самое большое за все века наводнение 1968 года. В этюде «На Прижиме» я писал: «Воды было в 20 раз больше среднестатистической нормы. В Додоново дома затопило под крыши». Один из ветеранов города это оспорил: «Вода в Додоново поднималась не более полутора метров». Кто прав? Оба правы! Место неровное, было и то, и другое. На что уж высоко стоит мое родное село Атаманово, но в старой части его вода прорвалась в двух местах и пошла гулять по низинам, люди на лодках плавали. Несколько домишек и бань затопило под крыши! А до наших домов на улице Береговой вода вообще не добралась».

С мистическим подтекстом

Необычные природные явления - большие грозы, сполохи, мощный град, штормы, шаровые молнии, кометы, падение метеоритов - наблюдались из года в год. Я захватил старожилов, родившихся в 60-70-х годах XIX века. Большие аномалии, отклонения они считали не случайными катаклизмами, а предвестниками судьбоносных событий, которыми так богата история Сибири и России в целом. 

Лично я в возрасте шести лет в 1941 году наблюдал два запомнившихся на всю жизнь явления с мистическим подтекстом. В январский морозный день рано утром к нам в окно постучала набожная соседка, жившая в землянке в глиняном яру над Енисеем: «Выйдите на улицу, посмотрите на знамение!» Моя бабка, родители и трое детей постарше (два младенца спали еще) вышли на крыльцо. Да! На западе, сразу за селом, зловеще поднимались вверх три толстых огромных серых столба! 

Ледоход на Енисее в 1941 году происходил при большой воде очень бурно. Льдом сломало несколько заборов, бань. На остров у правого берега напротив села наплывал мощный ледяной панцирь, льдины лезли друг на друга все выше и выше, с грохотом падали - наворотило целые горы их. Старухи крестились: «Война будет!»

И прочие напасти

Пожары в пригородных борах и в выходах канской тайги пылали ежегодно. В 1910 году по долине Кана прошел большой пожар-верховик. Но самый масштабный и разрушительный бушевал в 1915-м. Вот как написано о нем в Сибирской энциклопедии, изданной в 1928 году в Новосибирске - тогдашней столице необъятного сибирского края:
«Летом 1915 года за пятьдесят дней выпал один дождь. Пожары охватили площадь 1 млн 600 тысяч гектаров. Погорело 1 млн 250 тысяч гектаров леса. Дымом было покрыто 6000000 квадратных километров, остановилось судоходство, на железных дорогах жгли круглые сутки фонари. Погибла масса животных, сгорело 2 млрд кубометров древесины...»
Огонь уничтожил большие участки тайги по притокам Кана. В 1928 году осваивать гари приехали переселенцы из Псковской области, зачали два хутора - Итатский и Погорельский. Но через два года крестьяне Макаренко, Жариковы, Алексеевы, Легких разъехались: от райцентра 60 (!) верст, дорог нет, огромные разливы и снежные забои, гнус заедал лошадей и другой скот, хлеб не вызревал. Прошло более ста лет, на гарях выросли и состарились деревья, много кустов малинника и большой травы.

***
В соседнем с ЗАТО районе не раз случались засухи, не зря он зовется Сухобузимским (на Малом Бузиме в XVIII-ХХ вв. стояла деревня Суханова). Вдоль бузимской долины с запада дуют теплые ветра, а дождевые облака уходят на правый берег Енисея, в тайгу. Естественно, хлеб в такие годы погибал, полчища саранчи (красноярцы-чалдоны звали ее «кобылка») уничтожали подчистую зерновые и травы. Но повального голода не наблюдалось: крестьянские общины закупали муку в соседних волостях.

* * *
В 60-х годах прошлого века в сосновом бору на увале возник очаг размножения сибирского шелкопряда, называемого «белой смертью». За этим наваждением наблюдал невольно. Воспроизводство белых бабочек не подходило под понятие размножения, как бы не было трех этапов их развития. Словно возникали они неожиданно из пустоты, облепляли вмиг кроны сосен и съедали все иглы, обрекая деревья на смерть, высыхание на корню. Очаг опахали, насекомых опрыскивали из насосов химикатами. Уничтожили только после опрыскивания дустом с самолетов.

* * *
Катастрофические явления в последний раз наблюдались вблизи более двадцати лет назад. Над районом промчались два шторма, один с градинами размером с грецкий орех, оставлявшими впадины на крышах машин. Другой примчался из-за Енисея узкой полосой, вывалив с корнем столетние сосны в бору перед Хлоптуновой.
Думаю, что земляки-бузимцы, железногорцы и красноярцы заметили, что на фоне постоянных катаклизмов почти во всех регионах России у нас - самая добрая, самая стабильная погода. Тьфу-тьфу-тьфу! Дай-то бог, чтобы она такой и оставалась. 

Виктор Аференко, краевед
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения