Понедельник, 14 Октября, 2019
Железногорск, Красноярский край

На Прижиме

22 августа 2019 / История города / 0
Прижим - термин речной. На больших реках есть особые места, где водный поток на поворотах таранит встречный берег, прижимается к нему. Такую картину мы наблюдаем в пределах ЗАТО на Средне-Шиверском перекате. Енисей огибает остров Потехина и втягивается в трубу между скалами Атамановского кряжа, атакуя на правом берегу высокий мыс. Этот угол шиверские и додоновские крестьяне издавна звали Прижимом.

Начиная от Прижима, внутри кряжа разместили три атомных реактора: АД, АДЭ, АДЭ-2 (названы так по первым буквам инициалов их конструктора - физика-атомщика Александра Долежаля). В тепловыделяющих элементах (ТВЭЛах) из обогащенного урана изотоп урана-239 при бета-распаде превращается в изотоп оружейного плутония-239. По сути идет управляемая цепная реакция. При этом выделяется много тепловой энергии, поэтому стержни охлаждали чистейшей холодной водой. Она самотоком поступает из Енисея в галереи, искусственно созданные в скалах. Ю.А.Ширманов - начальник смены реактора АД, художник и фотолюбитель, в свое время образно выразился так: «Енисей миллионы лет стучался в скалы, мы ему дали дорогу».

На дно реки установили два оголовка для первичной грубой очистки воды от плавника, рыб, ила. Что это за сооружения, и как их спускали, писал в статьях проекта В.И.Бажуков (книга «Мой Енисей», глава «Дорога в скалах»).
Мой друг, сварщик высшего разряда Ф.А.Речка, вспоминал:
«На берегу у Прижима мы вели сварочные работы двух оголовков, железобетонных камер огромного размера, внешне похожих на лебедей, весом по 300 тонн. Работы велись при морозах 30 и более градусов. Мы согревались в «коломбинах» - домиках с печурками, стоящих в кузовах грузовых автомобилей. Спускали оголовки в марте. В толстом льду пилами вырезали для них полыньи. Трактора по льду Енисея тросами стаскивали сооруженные махины, сдерживали спуск тоже тросы. Первый оголовок оказался на плаву быстро, без задержек. А при спуске второго тросы на берегу лопнули, оголовок влетел в воду резко, подпрыгнул на несколько метров, поднял такой вал, что лед заколебался, образовались в нем трещины до другого берега. Но ни люди, ни техника не пострадали. Мы закричали «Ура!», некоторые бросали вверх шапки».

* * *
Тут же на Прижиме из скальной породы отсыпали полку, сузив русло реки метров на 100. По ней ездят автомашины и ходят внутрь горы электрички. Здесь Атамановский кряж уходит дугой до д.Бархатовой и далее. А на ровной болотистой террасе возник город и другие объекты. Перед Прижимом в Енисей впадает Курья, вдоль нее расположен садоводческий кооператив. Курья - тоже речной термин. В период наводнений Енисей в песчаном грунте промыл глубокую ложбину, по ней течет речка, но при большой воде течение меняется на обратное - от Енисея. 
Изначально Додоново окружали непроходимые болота, за ними косили сено, пасли лошадей. Добирались туда в прошлом на телегах, после - на тракторах, вкруговую: по дороге по берегу Енисея, далее по мостам через Курью и, наконец, вдоль кряжа, где ныне ходят электрички. В районе Курьи работники ГХК, туристы и рыбаки-любители в первые годы содержали лодочную базу.
* * *
Естественно, полка на Прижиме - объект особый, круглые сутки охраняется солдатами спецчасти. Здесь чекисты дежурили на ладье с подводными крыльями. 
Вспоминал Ю.В.Савицкий (запись 2003 года), ветеран ГХК, начальник радиологического центра, заслуженный эколог России:
«Теплую радиоактивную воду из реакторов до 1966 года по трубам подавали в бассейн выдержки, в простонародье «отстойник», созданный на террасе напротив Атамановского Быка. По идее, в нем тяжелые изотопы должны были оседать на дно, короткоживущие - разлагаться и, пройдя через дренаж, на выходе вода должна очиститься. Но воды поступало из трех реакторов много, процесс отстоя не получался, как хотели. В Енисее появились водоросли, в них размножилась мелкая рыбешка и появились хищные таймени, пожирающие ее. 

Мы по берегу расставили желтые щиты, запрещающие швартоваться и ловить рыбу.
Но атамановские рыбаки стали ловить тайменей. Наш контрольный пункт находился тут же, на правом берегу, мы имели моторную лодку. Однажды рыбаков собралось не менее десятка. Подплываю, требую: «Прекратите рыбалку! Некоторые особи могут быть радиоактивными. Ведь вы же не едете на автомашинах на «кирпич» и не лезете в трансформаторные будки. Видите же, стоят щиты, нельзя - значит нельзя!»

Некоторые послушались, но оставшиеся ведут себя агрессивно. По рации вызываю с Прижима чекистов, через 10 минут их остроносая лодка на подводных крыльях вылетает из-под Камня, как стрела. Офицер жестко потребовал: «Прекратите рыбалку!» Реакции никакой. И тут он вытащил пистолет и два раза выстрелил в воздух. Только тогда аборигены уплыли в свое село».

* * *
В Железногорске за прошедшие 68 лет тысячи творческих людей писали и пишут прозу и стихи, сотрудничают в газетах. В их когорте был и А.С.Карепанов. Он родился в Красноярске, в районе Красмаша, служил в в/ч Красноярска-26, стоял в карауле на Прижиме, работал в НПО ПМ, бывал в Эвенкии, в таежных дебрях Тюхтетского района, на границе с Темской областью. И писал прекрасные стихи в жанре гражданской лирики, редкие, экспрессивные, будоражащие мысль и чувства, печатался в краевых изданиях.

Мы с ним дружили. Однажды он прочел рукопись небольшой поэмы «Прижим». Поэма состояла из трех частей. В первой Анатолий Сергеевич выражал свое восхищение Енисеем, природой окрест Прижима, какой восторг, прилив сил испытывал при купании после рабочего дня. 

Вторую часть он посвятил солдату-чекисту, который, стоя в карауле, вдруг услышал с крутого берега реки крик «Тону!» и не раздумывая спустился вниз, подал руку, но вытащить человека не смог, тогда прыгнул в воду, вытолкал тонущего на берег, а сам утонул. То ли плавать не умел, то ли здесь была засасывающая яма. 
В третьей части Карепанов озвучил миф о Ките. В 1966 году ровно через 300 лет после прихода русских на Енисей было самое большое наводнение: воды оказалось в 20 (!) раз больше, чем среднестатистическая норма. Старожилы помнят, что в Додоново все дома затопило под крыши. И вот якобы из Карского моря по большой воде вверх поднялся кит, как раз до Средне-Шиверского переката, до Прижима. Легенду эту слышал и я еще до приезда в Железногорск. Порассуждаем, могло ли такое быть.

Да, киты в Карском море и в Енисейской губе хоть и редко, но встречаются. Китовые (например, дельфины) живут и в морской, соленой, и в пресной воде. Многочисленные притоки и ручьи заносят в Енисей много растительного планктона и погибших насекомых, питание есть. Допустим, кит плыл в среднем по 5 км/час, то есть за сутки 100-120 километров. От Карского моря до Прижима чуть более 3000 километров, то есть кит находился в пути месяц. Вода постепенно стала спадать, и Шиверские перекаты легендарный «мореход» преодолеть бы не смог.
***
Так на Прижиме слились воедино героика созидания, похожая на миф, и миф, похожий на реальность.
Виктор АФЕРЕНКО, краевед
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения