Среда, 19 Февраля, 2020
Железногорск, Красноярский край

Зачем вы пошли в баню? У вас что, дома ванны нет?

20 августа 2018 / История города / 0
совместный проект «ГиГ» и Муниципального архива

Все знают, откуда эта цитата. Но, если кто-то запамятовал, напомним: фраза из рязановской «Иронии судьбы». История, рассказанная в кинокартине, российскому зрителю хорошо известна. 43 года назад московский хирург Женя Лукашин по той самой иронии оказался в Ленинграде, где встретил свою любовь. Но перед этим событием советский врач от души попарился с друзьями в бане, которая, если верить одному из героев фильма, очищает. Мы не призываем вас срочно взять веник, поддать парку и начать очищаться. Это личное дело каждого. Мы предлагаем совершить краткий экскурс в историю банного дела Железногорска. Тем более что и достойный повод имеется - 19 августа бане «Нега» на Восточной исполнилось 35 лет.

В парную за новостями

Долгое время русская баня звалась черной из-за дыма, скапливавшегося в помещении во время протопки. Только после того как в банях стали делать дымоходы, они стали именоваться мыльнями. Строили такие деревянные домики на берегу рек во избежание массовых пожаров. Даже соответствующий указ князя Владимира по этому поводу имелся.

Позже бани начали возводить уже из камня, а в крупных городах появились общественные парные. Вплоть до правления Екатерины Великой они были общими для женщин и мужчин. В таких заведениях можно было не только помыться, но и пообщаться, узнать последние новости и тут же их обсудить. В большом помещении одновременно находились члены нескольких семей с детьми разного возраста, и это считалось нормой. В 1743 году согласно сенатскому указу здание бани разделили на две части - мужскую и женскую.

На Руси парные были почти в каждом дворе, если позволяли его размеры. Раз в неделю, чаще в субботу, домашние бани протапливали и мылись там всей семьей. У тех же, кто не имел большого подворья и мыльни, была возможность пойти в общие парные. Такие заведения работали за небольшую плату, посещать их могли все желающие. В советское время подобные бани стали называться коммунальными.

Даешь 10 помывок в час!

Первой в Красноярске-26 появилась баня на Северной. Сооружение на 47 помывочных мест сдали в эксплуатацию в ноябре 1952-го. Через два года начали работать бани на Октябрьской и в поселке Тартат.

1 июля 1955 года горисполком утверждает цены на посещение коммунальных бань:
«Номер с душем и ванной - 4 руб. 00 коп.
Номер с душем 6eз ванны - 3 руб. 50 коп.
Номер без душа и ванны - 3 руб. 00 коп.
Взрослый билет в общей бане - 1 руб. 60 коп.
Детский билет в общую баню и номера до 5-летнего возраста - 00 руб. 75 копеек».

Баня в Тартате была крошечная и вмещала всего пять человек, а желающих попариться-помыться было гораздо больше. Поэтому «в целях улучшения обслуживания трудящихся города и населенных пунктов» в мае 1959 года исполком дает поручение разработать проект и сделать пристройку к поселковой бане («с увеличением до 10 помывок в час») и поглощающий колодец. На осуществление этих задач выделяется 20 тысяч рублей.

В январе 1960 года депутаты принимают решение «выделить земельный участок под строительство бани на 60 мест (хотя в документе 1961-го значится уже 50 мест. - Авт.) на территории поселка Первого мая в количестве тридцати пяти сотых гектара». Летом этого же года начинается строительство десятиместной бани на Элке.

В общем, к началу 90-х прошлого века под крылом ГЖКУ на участке КБО, объединяющем гостиницы и бани, числились помывочные заведения на Северной, Октябрьской, Элке, в Первомайском, Тартате и Подгорном.

Поход в баню был целым событием. Горожане готовились, сумки с банными принадлежностями брали с собой на работу и, к примеру, по четвергам после трудового дня хлестали друг друга вениками почем зря.

Нештатный корреспондент городского радио Юрий Зубрицкий в своем репортаже, который вышел в эфир почти 40 лет назад, утверждал, что не любить баню нельзя: «В наши дни ее не любят только люди, безнадежно отставшие от моды. На них смотрят снисходительно, с сожалением, как на тех, кто не имеет личную библиотеку. Да и как же не любить баню! Аромат парной и приятная истома. Хо-ро-шо!»

Баня без пива - деньги на ветер

Равно как и сегодня, многие советские граждане чересчур увлекались приемом пенного напитка, а неупотребляющие любители парной на них, естественно, жаловались. В основном в СМИ. Из письма Субботиной и Желткевич на радио (февраль 1980 года): «Когда открылась баня по Октябрьской после ремонта, постоянные посетители, особенно женщины, были приятно обрадованы: в буфете чисто, уютно. Душа радуется. Но радость наша была недолгой. В буфет невозможно войти - дымно, запах перегара, шумные пьяные компании. За столами распивают водку. Причем бутылки с водкой не прячутся, раскладывается закуска, ставятся трехлитровые банки с пивом, и начинается пьянство. Теперь, чтобы взять воды или пирожок, надо выстоять в очереди полупьяных мужчин. Может, вообще запретить продажу пива или обязать буфетчицу следить, что пьют и как пьют?»

Проверять тревожный сигнал отправился знаток банного дела Юрий Зубрицкий.

«То, что мы увидели, значительно хуже, чем написали товарищи Субботина и Желткевич, - ужасается корреспондент. - В семь часов вечера в буфете, что называется, яблоку упасть негде. Стиснувшись, десятками стояли мужчины в полушубках, шапках, столы уставлены всевозможной стеклотарой. Никто из этих людей в бане не был, да и не собирался в нее. Так и пахнуло ушедшими в прошлое «березками» и «ветерками». Почему такое происходит, объяснить трудно. Если раньше любители пива негодовали на то, что им запрещают пить в общественных местах, потому как других мест просто нет, то сейчас создан просто-напросто дворец для любителей пива в «Байкале». Сиди, наслаждайся!
Мы отнюдь не ратуем за то, чтобы пиво запретили продавать. Мы за то, чтобы его продавали культурно, чтобы не толпилась очередь и не торговали навынос. Чтобы в буфет могли зайти после бани и женщины, и мужчины - выпить стакан квасу, чаю, да что там лукавить, и кружку пива. И сказать: «Как хо-ро-шо!
»

Кстати, за это журналистское расследование автор получил гонорар в размере 15 рублей. Эх, хо-ро-шо!

Мрамор и глазурь

В 1976 году местные парламентарии обсуждают возможность строительства в городе бани оздоровительного типа.
Из документа:
«Разработана схема посадки бани оздоровительного типа на 100 мест. Здание разместить с юго-западной стороны стыка улиц №100 (Восточная) и №106 (Королева)».

Самой вместительной и современной на тот момент бане города присваивают номер 6, дают название и торжественно открывают ее 19 августа 1983 года.

По своему масштабу, архитектуре и уровню комфорта «Нега», не особо напрягаясь, обскакала сразу всех своих предшественниц вместе взятых. Просторные общие залы, уютные номера с бассейнами (в том числе класса люкс), комнаты отдыха, бильярд, буфет, бар, мягкая мебель в каждом углу, двухметровые растения в кадках. На обоих этажах установили тяжелые напольные вазы, а стену напротив центрального входа украсили массивным панно, выполненным в технике глазурной росписи. На первом этаже под лестницей появился декоративный бассейн из мрамора с цветочницей и подиумом для керамических ваз и кашпо. Такая роскошь в советское время? Тадж-Махал, не иначе!

Первым директором «Неги» был Алексей Кравцов, а с декабря 1985 года руководит предприятием Светлана Кузенкова.
В те годы билет в общий зал стоил 1 рубль 80 копеек, номера - 6 рублей 60 копеек и 9 рублей 90 копеек.

До конца 1980-х баня на Восточной пользовалась у горожан бешеным спросом. Самые настойчивые даже возле касс дежурили. Случалось, и скандалы устраивали, заставляя кассиров показывать график продаж, чтобы убедиться: никому билетов не оставлено, под прилавок ничего не припрятано.

Но спустя несколько лет интерес к походам в баню стал пропадать. Если в общие залы железногорцы по-прежнему наведывались, то номера чаще пустовали. В 1989 году горсовет народных депутатов принимает решение: «для стимулирования спроса населения» установить сезонные скидки на посещение номерных отделений 6-й бани в размере 30%. Цену утвердили в 7 рублей 14 копеек за 1 час.

Но стимулирование ожидаемого эффекта не принесло. Вдобавок ко всему грянули 90-е…

Веники из потаенных мест достают

В 1991 году первую городскую баню на Северной продают воинской части 3377 за 194 тысячи рублей. Но про жителей этого района Железногорска депутаты не забыли и порекомендовали руководству части оставить «не менее 2-х дней в неделю для помывки гражданского населения с предоставлением полного комплекса услуг». Рассказывают, что в 90-е некоторые клиенты в баню даже с оружием ходили, сдавали его банщицам, как пальто в гардеробе. А те принимали молча, в шкафчик складывали. O tempora! O mores!

А между тем бани, как и многие другие предприятия сферы услуг, переживали не лучшие времена. Местные журналисты взяли острую тему на карандаш, и 17 февраля 1992 года в эфир городского радио вышла передача «О банях в условиях коммерциализации»:
«Какой русский не любит баню? Любят ее важные начальники и жирующие кооператоры, любят дородные дамы и худосочные чернорабочие. В нашем городе баня окружена ореолом культа. К ней готовятся загодя. «Дежурные» рыскают по городу в поисках острого и солененького, заядлые парильщики из потаенных мест достают веники, рукавицы, шапочки. В обычном городе приезжего ведут в театр, картинную галерею. В нашем городе театра нет, а есть баня. По художественному решению, великолепию отделки и вбуханным средствам ее можно, пожалуй, сравнить с Большим театром.
Правда, есть и другие бани. В них нет ни роскошных буфетов, ни ублажающих тело и душу бассейнов. Сюда приходят не спускать лишний жирок, а попарить уставшие от многолетнего труда кости и просто-напросто помыться, для того чтобы быть чистым. Две такие бани, несмотря на их более чем скромный вид, издавна пользуются популярностью у трудового люда. Это бани, расположенные в поселках Первомайском и Заозерном.
Все было хорошо, пока ветер перемен не проник и в этот затхлый мир. Шагая в ногу со временем, было принято решение бани коммерциализировать, или, говоря проще, продать. Желающих разжиться на этом сомнительном бизнесе не оказалось. Баня в поселке Первомайском стала не просто баней, а юридическим лицом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Билет в баню стал стоить аж 8 целковых, а по калькуляции затрат должен стоить не меньше тридцати. Таким образом коллектив бани, кстати, состоящий из двух человек, работает себе в убыток. Если мы устремим наши взоры на другую баню, в поселке Заозерном, то поймем, что оттого, что она единственная пока находится в ведомстве ГЖКУ, положение в ней нисколько не лучше. В поселке 140 домов, и только в 40 из них есть ванны…»


Судя по «великолепию отделки и вбуханным средствам» в начале своего повествования корреспондент сравнивает с Большим театром баню «Нега». Хотя не совсем понятно, почему в репортаже говорится про отсутствие в городе театра и что всех приезжих прямиком ведут париться в хоромы на Восточной, тогда как первая премьера театра оперетты состоялась еще в 1958 году.

Пар культуры и отдыха

Пресловутая коммерциализация 90-х многие бани действительно погубила. 9 декабря 1991 года сразу несколько помывочных заведений закрытого города, как и другие по всей стране, по указу президента отправились на вольные хлеба, то есть стали самостоятельными муниципальными предприятиями. А спустя несколько лет свободного плавания от шести муниципальных бань в Железногорске осталась всего одна - «Нега». Правда, такой мегапопулярности, какая была в 1980-е, баня оздоровительного типа №6 больше не знала.

До 2002-го многие помещения «Неги» пустовали. Тогда руководство предприятия выбрало политику сдачи в аренду и даже программу придумало - «Пар культуры и отдыха». Причем главным условием поставили профильность арендаторов: все дополнительные услуги, предоставляемые ими, должны составить комплекс услуг самой бани. Некогда была фитобочка, пользовалась спросом, но бум в течение двух лет прошел, после чего бизнес сдали в аренду, а потом и предприниматель сменил «прописку».

Поэтому сегодня в «Неге» сохранилось только то, что востребовано клиентом: услуги такси, массажиста, парикмахера, ремонт одежды. Помимо этого работают магазин по продаже сопутствующих товаров, буфет и детские ванны.

В наши дни в подобного рода заведениях бассейны в общих отделениях уже не увидишь. А в «Неге» они функционируют до сих пор, причем не самые маленькие: 100 кв.м в мужском и аналогичный в женском. Плюс две контрастных ванны в каждом отделении. И площадь общая 720 кв.м.

На сайте муниципального предприятия «Нега» есть интересная статистика: «За время нашей работы у нас помылось свыше 3000000 человек, было потрачено более 500000 веников и 30000000 литров воды». А сколько воды еще утечет - моря-окияны!

***
Киношная невеста хирурга Лукашина по имени Галя так и не смогла понять, зачем ее жениху ходить в баню, ведь у него в квартире есть ванна. Если честно, то это разговор слепого с глухим, когда каждый по-своему прав. И уж точно предпочтения любителей поддать парку никак не связаны с модой или отсутствием личной библиотеки. Это определенно состояние души.

В народе говорят: «В бане помылся что заново родился». С днем рождения, «Нега»! И с легким паром, конечно!

Маргарита СОСЕДОВА
фото из архива Александра Власова
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения