Среда, 03 Июня, 2020
Железногорск, Красноярский край

Непобедимые

10 мая 2020 / 9 мая / 0
Рядом с Главным храмом Вооруженных сил РФ в подмосковном парке «Патриот» построена галерея «Дорога памяти». Ее длина - 1418 шагов, столько же дней длились боевые действия Великой Отечественной. На мультимедийных экранах размещены фото участников войны и информация о них. Есть там и родственники военнослужащих железногорской войсковой части 51966.В беседе с корреспондентом «ГиГ» военные поделились своими воспоминаниями о мужестве и героизме советских солдат.
 

За Сталинград!

У военнослужащего Тараса Кузнецова воевали оба прадеда, а инициатором поиска информации по одному из них пять лет назад стала его бабушка. Отец ее - Алексей Каземирович Домбровский - пропал без вести в боях под Сталинградом.
- Мои родители искали, и я, конечно же, не мог остаться в стороне, - рассказал Тарас Валерьевич. - Тем более в последние годы появилось больше интернет-ресурсов с информацией об участниках Великой Отечественной войны, в том числе и на сайтах Минобороны. Также делал запросы через военкоматы.
Алексей Домбровский родился в 1913 году в Петропавловске (Казахстан). Призван в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии в 1941-м Топкинским районным военным комиссариатом Кемеровской области. Молодого сержанта направили связистом в 550-й стрелковый полк 126-й стрелковой дивизии (2-го формирования).
Воинское подразделение численностью три тысячи человек прибыло с Дальневос-точного фронта в распоряжение командующего 64-й армией генерала Шумилова. С 4 августа 1942 года дивизия вступила в бой с прорвавшейся из-за Дона группировкой немецких войск в районе станции Абганерово. Двадцать шесть дней шли кровопролитные бои, части дивизии попадали в окружение. Из-за этого воинское подразделение было лишено возможности принимать подкрепление и пополнение вооружения. Потери составили, по разным данным, более половины личного состава.
Бойцы 126-й стрелковой дивизии продолжали держаться на своих позициях и только к вечеру 30 августа 1942-го начали отход с боями в сторону Сталинграда. На 31 августа дивизия насчитывала всего 340 человек. Таким образом, ценой своей жизни солдаты выполнили поставленную перед ними задачу, обеспечили отрыв 64-й армии от противника и дали войскам возможность организовать свои силы.
- В ходе ожесточенных боев погибших бойцов хоронили спешно - в окопы, воронки, зачастую убитых и даже раненых оставляли на поле боя, - продолжает Тарас Кузнецов. - Скорее всего, в то время мой прадед Алексей Домбровский и пропал без вести. После окончания боев погибших хоронило и местное население, зачастую не делая никаких пометок на захоронениях. Кого-то после войны находили и перевозили в братские могилы.
Уже в послевоенное время на месте одной из них, в селе Абганерово, был установлен мемориал погибшим воинам Великой Отечественной войны, и правнук участника боев за Сталинград надеется, что его прадед тоже там похоронен.
- Все, что мне с родителями удается найти про прадеда, мы рассказываем 84-летней бабушке, и с каждым новым фактом, да и просто упоминанием в разговорах ее отца, видим, как она меняется, оживает, - завершает свой рассказ Тарас Кузнецов. - И не жалеет теплых слов для своих детей и внуков за сохранение памяти об отце. Бабушка уже знает, что вся информация размещена в галерее «Дорога памяти», мы ей все показали. И обязательно отправлю ей номер «ГиГ» с материалом, посвященным Великой Победе.
 
Отбивая контратаки

Второй прадед Тараса Кузнецова - Александр Иванович Заботин - родился в 1910 году, служил в армии с 1932 по 1936 годы. В марте 1942-го призван в ряды РККА Чагодощенским военкоматом Вологодской области. Гвардии старшего лейтенанта сразу назначили командиром огневого взвода 13-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона 179-й стрелковой витебской дивизии. Александр Заботин до января 1943-го воевал на Западном фронте, потом на Брянском. С июля 1944 года направлен на I-й Прибалтийский фронт, где и получил свою первую боевую награду.
Из краткого описания подвига в наградном листе: «В боях с немецкими оккупантами 1 августа 1944 года в районе деревни Жвейотгале Литовской ССР взвод, которым командовал гвардии старший лейтенант Заботин Александр Иванович, отбил две контратаки немцев, сопровождавшие 75-мм самоходными орудиями противника. Взвод подбил одно из орудий и уничтожил более 50 немецких солдат и офицеров. Будучи раненным в бою, он не покинул поле боя, пока не были отбиты все контратаки противника».
За проявленное мужество и отвагу приказом командую-щего 43-й армии I-го Прибалтийского фронта от 25 сентября 1944 года №179 за образцовое поведение, выполнение боевых заданий, командование на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награжден орденом Красного знамени.
Гвардии старший лейтенант Заботин Александр Иванович скончался от последствий тяжелого ранения в госпитале Ярославля 19 ноября 1946 года. Похоронен на кладбище Тугова Гора. Ежегодно 9 мая семья Тараса Кузнецова возлагает цветы на его могилу.
 
Против немцев и японцев


Ивана Николаевича Мишкевича призвали в ряды Красной армии по мобилизации Маневицким военкоматом (Волынская область, Украина) в апреле 1944 года, ему было 27 лет. В войсковой части 51966 служит его внук - Артем Лугина, офицер защиты информации.
С мая по декабрь 1944-го Иван Мишкевич проходил службу стрелком в 58-й гвардейской дивизии. Затем до февраля 1945-го - он стрелок уже в 110-й гвардейской стрелковой дивизии. В июле 1944 года получил сквозное пулевое ранение грудной клетки, но как только позволило состояние здоровья, вернулся в действующую армию.
С февраля 1945-го до демобилизации в сентябре следующего года служил сапером в 25-м отделении гвардейского саперного батальона. В это время был награжден медалью «За боевые заслуги». В бою за высоту 424 в районе населенного пункта Заставка 8 мая 1945 года уничтожил двоих гитлеровцев.
К сожалению, информации о Иване Николаевиче его родственникам удалось найти немного. Известен лишь его боевой путь: прошел от Румынии, Чехии и Словакии до Монголии и Китая. В семье хранятся документы участника боевых действий - военный билет, красноармейская книжка, справка о ранении и, конечно, боевые награды.
Из наградного листа: «Медалью «За отвагу» наградить командира отделения 3-го стрелкового батальона гвардии красноармейца Мишкевича Ивана Николаевича за то, что при совершении 1300-километрового марша, а также при преодолении большого Хинганского хребта, командуя отделением, прибыл на место дислокации в полном составе, не имея ни одного отстающего и утери мат. части». В ходе Советско-японской войны хребет Большой Хинган являлся одним из театров военных действий 39-й армии СССР.
Также Мишкевич удостоен медалей «За Победу над Германией» и «За Победу над Японией» (из удостоверения «За участие в боевых действиях против японских империалистов»).
Похоронен в Крыму на кладбище села Уютное Нижнегорского района.
 
Партизаны Орловщины

Через несколько дней пос-ле начала войны, 26 июня 1941 года, ушел на фронт Фатых Хайрутдинович Хамзин - прадед супруги заместителя командира войсковой части 51966 по военно-политической работе Ильфата Ханова. Воевал он на Западном и Белорусском фронтах. В 1942-м возглавил Дмитровское партизанское движение в Орловской области и стал командиром отряда. В составе этого подразделения дошел до Берлина. Это партизанское движение было одним из самых многочисленных в Великую Отечественную войну. Удивительно, что у родственников сохранились фотографии орловских партизан. Это уникальные кадры, на которых видно, что экипировка отважных бойцов почти не отличается от внешнего вида местных жителей. Так нужно было для маскировки.
- Не стоит недооценивать вклад партизан в победу, так как в первую очередь эти движения курировались и контролировались НКВД, - отметил Ильфат Ханов. - Поэтому здесь практически не могло быть утечки информации. Задачи, которые им были предписаны к выполнению, имели успех на 90 процентов. Это не только внедрение в тыл врага, но и уничтожение стратегических объектов и живой силы противника.
Победу Фатых Хамзин встретил в звании старшего лейтенанта. Имеет награды: орден Красной звезды, орден Победы, орден Красного знамени. После войны до выхода на пенсию работал главным ветеринарным врачом у себя на родине, в Нижнекамском районе Татарской АССР.
- Дед моей мамы тоже воевал, - вспоминает военнослужащий. - Несколько раз был ранен. К сожалению, данных о нем очень мало. Возможно, потому что в 1943 году он попал в плен. Находился на территории Германии до окончания войны. Вернулся из плена, сразу же был реабилитирован, и до 1975 года, по рассказам мамы, он не снимал военную форму. Не рассказывал практически ничего, очень переживал не самый лучший факт своей биографии, так как многих, кто попал в плен, считали предателями и врагами народа. Награды, скорее всего, имелись, но были изъяты.
 
Советским воинам - Слава!

- Петр Кузьмич Филимонов родился в Тульской области в 1922 году, на момент начала войны ему было 19 лет, - рассказывает о своем деде начальник штаба войсковой части 51966, капитан 2-го ранга Александр Филимонов. - Свой боевой путь он начал разведчиком в составе 3-го лыжного батальона 33-й отдельной лыжной бригады Карельского фронта. Там же получил свои первые боевые награды. В этом подразделении воевал до 1944 года. Он воевал с 8 августа 1941-го по май 1945 года. Дошел до Германии.
Сохранились документы и наградные листы с описаниями подвигов молодого разведчика. При подготовке к одной из операций ефрейтор Филимонов с сослуживцами засекли огневые точки противника, определили наличие минных полей. Петр Филимонов взял в плен одного и гранатами уничтожил двух белофиннов. После этого задания взвод отправили в помощь роте, Филимонов вынес с поля боя 15 тяжелораненых солдат. За это его наградили медалью «За отвагу».
В конце января 1944-го в районе озера Елмозеро Филимонову поручили захватить пленного. Он замаскировался в 15 метрах от лыжни противника и пролежал более трех часов в ожидании вражеских патрулей. После того как финские лыжники попали в поле зрения, Филимонов передал информацию сослуживцам, находившимся неподалеку в засаде. Советский разведчик пропустил группу вперед, затем выполз на лыжню с тыла, отрезав противнику путь отхода. В ходе атаки удалось выполнить поставленную командованием задачу без потерь, за что его представили к награде - ордену Красной звезды.
Орден Славы II-й степени Петр Кузьмич получил при прорыве обороны противника в ходе Петсамо-Киркенесской наступательной операции при штурме вражеских укреплений на горе Большой Кариквайвишь 7-8 октября 1944 года. В боях за высоту 247,7 его батальон под сильным артиллерийским и пулеметным огнем противника был вынужден залечь. Ручной пулемет противника не давал возможности продвигаться дальше. Петр Филимонов, умело используя рельеф местности, открыто ворвался в траншею и в рукопашном бою ручными гранатами и автоматным огнем уничтожил пулеметный расчет противника. Тем самым обеспечил возможность продвижения батальона. На следующий день в боях за высоту 281 уничтожил немецкого офицера и троих солдат.
Впоследствии лыжная бригада, в которой служил Петр Филимонов, была переформирована, он продолжил служить в составе 63-й стрелковой дивизии. В боях с 4 февраля по 5 апреля 1945-го воевал в районе между железнодорожной станции Фирхау и городом Гдыня. Около деревни Коссакау на берегу Балтийского моря 4 марта Петр Филимонов в ночном бою личным примером повел бойцов в атаку, выбил немцев из траншеи и занял выгодный рубеж для продвижения вперед. 19 марта в районе высоты 165.0 возглавил усиленную разведгруппу батальона по взятию языка и ведению разведки боем. Операция прошла успешно, двое пленных дали ценные сведения командованию.
Его будущая супруга во время войны находилась в Тульской области, на временно оккупированной территории. Рассказывала об этом неохотно. В их доме проживали немцы, а вся семья оказалась в сарае вместе со скотиной. При этом им приходилось готовить и стирать для немецких захватчиков. Была паника и страх перед вооруженными людьми, языка никто не знал.
Конечно, Александр Филимонов с дедом разговаривал о боях Великой Отечественной, но поскольку был молодой, не придавал значения этим воспоминаниям. А ведь за несколькими строчками в наградных листах скрывается величайшая мощь русского духа, истинный патриотизм и безграничная любовь к Родине. Мужество, стойкость и вера в победу помогали Петру Филимонову и миллионам советских солдат терпеть лишения в эти страшные годы. И то, что мы теперь называем подвигом, на фронте было нормой, о наградах тогда никто не думал. Делали то, что должны были. Каждый день наши военные вели за собой однополчан на штурм вражес-ких укреплений, часами сидели в засадах, разрабатывали планы наступлений.
И с каждым годом все возрастает чувство невосполнимой утраты, что этих героев становится все меньше. Так и внук Петра Филимонова сожалеет, что в молодости мало интересовался подробностями военного прошлого своего родственника. Но когда служил в Заполярье, побывал в местах, где воевал его дед.
- Когда читал строки из наградных листов, старался представить, что чувствовал мой дед на поле боя, в окопе, - поделился Александр Филимонов. - Многое из того, что деды рассказывали, пробовал применить к себе - смог бы я так же поступить? Знаете, смог бы. Иначе я бы не выбрал профессию военного, причем уже в третьем поколении. Везде, где я служил, с кем общался, в том числе и в Железногорске, у нас, людей в погонах, нет другого пути. Мы все воспитаны на примерах наших отцов и дедов. Я другой жизни, кроме военной, не видел, с подросткового возраста знал, с чем свяжу свое будущее. И не жалел об этом ни единого дня, как бы тяжело ни было. Считаю, что это идеальная профессия для мужчины.

Екатерина МАЖУРИНА
Оставить комментарий
Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения